Олег Гончаров: «Религиозные организации России объединяет общее «социальное служение!»

15.Сен.2017

Во Владивостоке с участием ученых, общественников и верующих вопросы веры и религиозной свободы получили широкое обсуждение

 13-14 сентября 2017 года во Владивостоке прошла конференция на тему «Социальное партнёрство религиозных организаций и государство». Мероприятие не получило широкой огласки в СМИ – и совершенно зря. Потому что вопросы, которые там затрагивались, касаются, если не каждого человека, то гражданского общества вцелом. А активное гражданское общество в России только начинает формироваться – назвать его «сформированным» в полном смысле этого слова пока нельзя. Вообще, трудно себе представить сформированное гражданское общество с «запретительными» мерами в отношении религиозных организаций. Увы и ах – в России некоторые религиозные течения попадают под жёсткий запрет. О том, на что повлияет конференция и каких результатов от неё ожидают участники – наш разговор с Олегом Гончаровым, официальным представителем Церкви Христиан – Адвентистов Седьмого Дня в России, генеральным секретарём «Российской ассоциации религиозной свободы», членом Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, членом Общественной палаты РФ.

 – Олег Юрьевич, расскажите, пожалуйста, о проведённом во Владивостоке мероприятии. Какова была его тема, с какой целью оно было организовано, кто в нём участвовал…

– Начнём с темы. Она была заявлена как  «Социальное партнёрство религиозных организаций и государство». Местом проведения стал Институт истории, археологии и этнографии Дальневосточного отделения Российской академии наук.

Цель, ради которой мы собрались, – дать возможность экспертам оценить, в какой ситуации находятся религиозные объединения России, увидеть те проблемы, с которыми они сталкиваются в своём социальном служении и, вообще, – в своей деятельности. В мероприятии принимали участие религиоведы – учёные, юристы, представители религиозных объединений – как из Приморья, так и России зарубежных стран – Казахстана, Киргизии, а также США.

Регионы делят верующих на «наших» и «не-наших»

– До чего договорились? Есть ли у участников какие-то «общие точки»? Или просто люди выступали с докладами?

– Конечно, есть. Во-первых, нашей стране не хватает религиоведов, специалистов по государственно-конфессиональным отношениям.  Особенно – на региональном уровне. В Москве действует совет при Президенте РФ по взаимодействию с религиозными объединениями. Есть площадка Общественной палаты, там есть комиссия по модернизации межнациональных и межрелигиозных отношений. Есть комиссия при Правительстве Российской Федерации – по взаимодействию с религиозными объединениями. Есть комитет Государственной Думы России по развитию гражданского общества и делам общественных и религиозных объединений. На всех этих площадках ведётся обсуждение проблем деятельности религиозных объединений, прорабатываются законы, предложения и т.п. и т.д. В регионах же – картина другая: зачастую нет специалистов, нет и подобных московским площадок. И многие чиновники работают с конфессиями, исходя из своих личных субъективных  оснований. Отсюда и возникают проблемы у религиозных объединений – с выделением земли под строительство культовых зданий, проблема, которая связана с социальным значением служения религиозных организаций.

У нас в стране – более 60 религиозных направлений – конфессий, 29 840 зарегистрированных религиозных объединений, из них почти 18 тысяч – относятся к Русской Православной церкви, а остальные – принадлежат мусульманам, протестантам, буддистам… Государство же в лице Президента обращается ко всем религиозным объединениям – ко всем – с просьбой о помощи в социальном служении. Здесь – и помощь малоимущим, и традиционные центры, и социальные программы. В частности, адвентисты проводят программу по здоровому образу жизни (они получили в прошлом году грант «Здоровье семьи – здоровье страны»).

Когда же мы приходим к местным чиновникам, то они начинают делить религиозные движения на «правильные» и «неправильные», на «наши» и «не наши». Соответственно, отказываются от социального партнёрства с «нетрадиционными», по их представлению, религиозными объединениями. Хотя те же баптисты, адвентисты и пятидесятники – они более 100 лет в России. Некоторые – даже 150 лет. Но их всё равно их считают «нетрадиционными». И с ними чиновники отказываются от социального партнёрства, и оно не получает своего развития. Такие, вот, проблемы у нас существуют.

Также есть проблемы, связанные с законодательством. Законодательство, естественно, меняется, совершенствуется. Но, к сожалению, изменения, которые касается религиозных объединений (по ФЗ-125 «О свободе совести и религиозных объединениях»), – они делаются неспециалистами. И эти изменения не улучшают жизнь религиозных объединений, а усложняют её. К примеру, поправки к федеральному закону – введения в прошлом году статей 24.1 и 24.2, вошедших в главу III.1 «Миссионерская деятельность». Эти нормы касаются миссионерской деятельности религиозных объединений. Но ведь религиозные объединения состоят из граждан, которые – по Конституции РФ, в соответствии со статьёй 28, – имеют право на свободное получение религиозной информации, имеют право свободно получать и иметь свои религиозные убеждения. И как отделить деятельность религиозного объединения, регулируемой законом, от деятельности гражданина, его вероисповедания? На мой взгляд, это практически невозможно сделать. Поэтому закон (точнее, поправки закону «О свободе совести…»), он не работает и не может работать. Поэтому граждане и говорят: «Мы действуем не от имени религиозной организации, а от своего имени. Мы хотим проповедовать, рассказывать о своей вере другим людям – вне зависимости от каких-то религиозных объединений». А, в соответствии с этими поправками, суды пытаются привлекать людей к ответственности за нарушение закона о ведении миссионерской деятельности. Понимаете, какая коллизия получается?

Здесь много учёных, поэтому мы говорили о качестве религиоведческой экспертизы. Она бывает необходима при рассмотрении дел в суде о религиозных объединениях. Качество, к сожалению, падает. Причём весьма существенно. Мы говорили о том, что происходит политизация взаимоотношений представителей региональной власти с религиозными объединениями на местах.

«Санкционная «война» коснулась и вопросов религии

 – Какие вопросы обсуждались ещё?

Говорили мы и о необходимости принятия концепции государственно-конфессиональных отношений, в которой – на основании Конституции и закона о свободе совести – были бы прописаны основные направления по взаимодействию власти и религиозных объединений. Основные правила. И этой бы концепцией руководствовались чиновники на местах. Проблема заключена как раз в том, что нет тех чиновников на местах, особенно – в муниципалитетах, которые могли бы грамотно вести дела с религиозными объединениями. Я не говорю, что, вообще, нет их – просто их очень мало. Это составляет самую большую проблему. Это, как раз, то самое, о чём сегодня говорилось здесь – во время нашей конференции.

– А, вообще, на ваш взгляд, за последние 10-15 лет в вопросе религиозных объединений, религии больше стало свободы или несвободы?

– Несвободы, конечно… Но я бы сказал несколько иначе: за последнее десятилетие у религиозных объединений стало возникать гораздо больше проблем в деятельности в связи с тем, что я перечислил выше. Особенно – с принятием поправки к закону, введение статей о миссионерской деятельности. Что же касается религиозных объединений, имеющих центры за рубежом, в «западных» странах (в основном, это касается протестантов и новых религиозных движений), – для них жизнь осложнилась в связи с тем, что идёт «санкционная война» и противостояние с Западом. И простые люди, да и чиновники на местах – зачастую отождествляют эти религиозные организации с «западными центрами», видят в них угрозу для России. Но есть и положительные примеры. Государство выделяет религиозным объединениям гранты на социальную деятельность по различным направлениям. Эти гранты получают и баптисты, и пятидесятники, и адвентисты, и лютеране. Это – положительные моменты. На уровне Администрации Президента России, я это подчёркиваю, есть грамотные специалисты, которые на этом высоком уровне оказывают помощь религиозным объединениям. И на местах – в некоторых регионах не всё так уж плохо, в том числе и на Дальнем Востоке (я бы назвал Приморский край, Хабаровский край) – ситуация, если сравнивать с другими регионами, во взаимоотношениях власти с религиозными объединениями не так уж и плоха. Есть и взаимодействие, и диалог с властью, и помощь определённая.

Правда, в Приморье проблема возникает во взаимоотношениях с «Церковью Иисуса Христа Святых последних дней» (мормонами). Здесь пытаются обвинить представителей религиозной организации в совершении уголовных преступлений, которые они не совершали. Представители этой церкви считают,  что это специально делается, инсценируется нарушение, чтобы закрыть эту организацию. Это я говорю со слов представителей этой организации.

Также вызвало у нас обеспокоенность очень серьёзное решение Верховного суда РФ по «Свидетелям Иеговы». Не пытаясь оспорить решения, могу сказать, что оно законно, но – несправедливо. Такое решение может стать плохим примером для так называемых «нетрационных» религиозных объединений. Есть опасение, что, в связи с решением по «Свидетелям Иеговы», по отношению к ним могут быть предприняты несправедливые действия. Есть опасение, что решение Верховного суда приведёт к нарушению прав верующих, принадлежащих к таким религиозным объединениям. Таким образом, государство в лице Верховного суда РФ, загоняет представителей этой религии в подполье – ведёт к нелегальной деятельности. И со временем, в ближайшее время, государство столкнётся с проблемой невозможности контролировать деятельность этих людей. Они будут функционировать нелегально – со всеми вытекающими отсюда последствиями. На мой взгляд, это контрпродуктивно и нанесёт вред не только верующим, но и обществу, и – самому государству в целом.

– А можно ли сегодня говорить или даже писать о том, что существует определённое государственное лобби в поддержку Русской Православной Церкви?

– Лобби РПЦ, действительно, существует, но – не как система. Есть на местах чиновники, которые лоббируют интересы РПЦ, но у государства нет такой целенаправленной задачи – подавления всех, кто не принадлежит РПЦ, и лоббирование интересов РПЦ производится отдельными чиновниками разных уровней. Это существует, к сожалению. Целенаправленного же лоббирования, полагаю, нет.

Диалог на уровне «социального служения»

– Складывается ли диалог между РПЦ и другими религиозными организациями?
– Да, складывается. Я являюсь генеральным секретарём «Российской ассоциации защиты религиозной свободы». В эту организацию входят представители Русской Православной церкви – наряду с протестантами, мусульманами, буддистами и иудеями. И наш диалог складывается по тем общим ценностям, которые у нас есть. Ведь практически у всех есть общие ценности – это семейные ценности, нравственные ценности, это ценности здорового образа жизни, отношение к власти и государству. Вот эти общие ценности, они нас объединяют. Ещё нас объединяет стремление защитить свою веру от давления со стороны светского общества. Дело в том, что особенно – в западных странах, да и у нас, религиозным объединениям стараются навязать ценности светские. В том числе – и в области семейных взаимоотношений, воспитания молодёжи, нравственности. Этой угрозе подвержены и православные, и протестанты, и все остальные. И это происходит через средства массовой информации, через влияние на наших детей. Это общие угрозы. Это нас должно объединить с православными. Не разъединить, а объединить. Ведь у нас общий «враг» – светское общество, которое вокруг нас. Нас объединяет общее социальное служение. К чему нам делить эту «поляну» – нашу страну. У нас здесь столько проблем: с алкоголиками, наркоманами, с малообеспеченными. Всегда нужно, чтобы кто-то помог. Тут в одиночку никому не справиться. Тут нам и надо объединиться, чтобы служить обществу. И надо договориться, чтобы это социальное служение не было использовано какой-либо религиозной организацией, в том числе и Русской Православной церковью, – для своих корпоративных целей. Чтобы не было оно инструментом влияния на людей для достижения своих корпоративных целей.

Вот, у нас есть Христианский межконфессиональный консультативный комитет, куда входят православные, католики и протестанты. Мы вместе проводим мероприятия. Это тоже есть диалог. Тем более что я контактирую с ними на уровне совета при Президенте, Общественной палаты. Мы вместе сидим и обсуждаем все проблемы. Но, опять же, если смотреть на ситуацию на местах, – там совершенно другие люди. Но всё равно (это моё мнение) – религиозным организациям нужно сосуществовать вместе, это будет полезнее для всего общества.

Беседовал Александр Огневский

Фото Джули Фокс


Оставить комментарий


Комментарии(4)
михаил

Решение суда законно до тех пор, пока его не отменит вышестоящий суд. Это Конституция. А справедливость это оценочная категория. А кто такой Афанасьев? Он что, считает вступившие в ЗАКОННУЮ силу решение суда незаконным? Он революционер? Экстремист? И какому закону оно (решение) по его мнению не соответствует? Российскому? Нет, не может быть. Европейскому? Возможно. Американскому? Может быть.

Elena

Абсолютно правильно!

Афанасьев

Религиозным лидерам, которые в РФ сотрудничают с государством, приходится становится лицемерами. Слеповатый, глуховатый, но явно не тупой представитель АСД, генеральный секретарь "Ассоциации религиозной свободы", член Общественной палаты РФ, высказался о запрете свидетелей Иеговы; "Также вызвало у нас обеспокоенность очень серьёзное решение Верховного суда РФ по «Свидетелям Иеговы». Не пытаясь оспорить решения, могу сказать, что оно законно, но – несправедливо. Такое решение может стать плохим примером для так называемых «нетрационных» религиозных объединений. Есть опасение, что, в связи с решением по «Свидетелям Иеговы», по отношению к ним могут быть предприняты несправедливые действия. Есть опасение, что решение Верховного суда приведёт к нарушению прав верующих, принадлежащих к таким религиозным объединениям. Таким образом, государство в лице Верховного суда РФ, загоняет представителей этой религии в подполье – ведёт к нелегальной деятельности. И со временем, в ближайшее время, государство столкнётся с проблемой невозможности контролировать деятельность этих людей. Они будут функционировать нелегально – со всеми вытекающими отсюда последствиями. На мой взгляд, это контрпродуктивно и нанесёт вред не только верующим, но и обществу, и — самому государству в целом." Назвать решение ВС законным, это верх цинизма, да и юридической безграмотности тоже. Решение суда законно, если преследует легитимные цели, соответствует Конституции, международным правовым нормам, принято с соблюдением процессуальных норм. После Нюрнбергского процесса, уже никто не может оправдываться тем что просто выполнял приказ, закон и т. д. "Ассоциация религиозной свободы" молчала о процессе, никак его не освещала. А теперь Гончаров пикнуть боится, что бы решение суда не оспорить. Решение принятое, на основании других дел, в которых были и заказные экспертизы от псевдоэкспертов, подлоги, лжесвидетельства, которые до сих пор разбираются в судах не может быть законным. Кстати, "Ассоциация" этого всего не замечала. Ее больше волновали вопросы религиозной свободы в США и Украине. На Гончарова очевидно, снизошел пророческий дух, и он заявил что к свидетелям Иеговы и другим деноминациям могут быть предприняты несправедливые действия. А может пора выйти из транса, и посмотреть что уже реально происходит в стране? Нарушение прав свидетелей Иеговы происходит по все стране, малая часть случаев попадает в официальные пресс-релизы Свидетелей Иеговы. "Ассоциация религиозной свободы", их упорно не замечает. Так может это вообще фейковая структура, созданная для защиты интересов РФ и пропаганды, а не для защиты этой самой религиозной свободы?

Егор Е.

Главное - чтобы слова не расходились с делом. Волею судеб знаком с теми, кого принято сейчас называть сектантами. И знаю, как они переживают из-за давления в сми, интернете и пр Религии должны быть равноудалены от государства! И какой-нибудь баптист или мормон не менее ценен должен быть в глазах чиновников, чем православный или еврей!