«Гитлер капут»: в Артёме алкоголик с двойной фамилией насмерть забил алкоголика с нацисткой идеологией

05.Янв.2023

Суд поставил точку в конфликте двух хмельных маргиналов

Артёмовский городской суд рассмотрел уголовное дело в отношении гражданина П.-К., не имеющего постоянного места жительства, обвиняемого в причинении тяжкого вреда здоровья гражданину Евгению П., повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (по части 4 статьи 111 УК РФ). В результате рассмотрения дела суд установил следующее.

В один из дней гражданин П.-К. (у этого товарища, несмотря, что он бомж со стажем – от рождения двойная фамилия, которая пишется через дефис) крепко поссорился со своим знакомым и собутыльником – гражданином Евгением П. Ударив его сперва ладонью в область головы, затем «приложился» (опять-таки по голове) к своему визави с помощью какого-то тяжёлого предмета. Какого именно – установить так и не удалось, но то, что удар оказался слишком серьёзным и пришёлся по жизненно важному органу, да и привёл в конечном итоге к гибели потерпевшего, – в том сомневаться не приходится. Тупая черепно-мозговая травма во всей её ужасающей «красе» – о чём тут говорить?..

В судебном заседании подсудимый отказался от дачи показаний, и были озвучены его показания, данные в ходе предварительного расследования. Из них стало ясно, что на протяжении предыдущих пяти лет он проживал в дачном доме, расположенном на земельном участке. Дом и участок принадлежат отцу гражданина Евгения П. С этим человеком и его братом Александром П.-К. познакомился около пяти лет назад, а, лишившись работы, стал проживать в этом доме и присматривать за хозяйством. Со слов П.-К., Евгений был, что называется «не промах – выпить». Хотя и проживал с отцом, последний, видя сына сильно пьяным, отправлял Евгения ночевать на дачу. Там они, П.-К. и Евгений П., нередко вместе пили, подолгу и много. При этом, на чём П.-К. сделал акцент в показаниях, Евгений вёл рассуждения в духе пропаганды германского нацизма, отождествлял себя с «арийцами», выкрикивал лозунги на иностранном языке, а ещё – оскорблял и обзывал своего собутыльника. Именно последнее из обстоятельств более всего не нравилось П.-К., что приводило к словесным конфликтам между выпивохами, хотя до серьёзной драки дело не доходило.

Вечерней порой каких-то суток П.-К. отправился за водкой и по дороге увидел Евгения П., находившегося уже в состоянии подпития. Договорившись и объединив деньги, купили ещё водки и продолжили пьянку.

В ходе таких посиделок между собутыльниками возник очередной конфликт из-за оскорблений, которые Евгений адресовал своему компаньону, а потом и ударил его. В какой-то момент, вынырнув из алкогольного забытья, П.-К. увидел Евгения П. склонившимся над ним. Так или иначе, но схватил что-то тяжёлое и ударил Евгения по голове – сверху вниз. Почему так поступил – сказать П.-К. не мог, потому как в тот момент был слишком пьян.

Упав, потерпевший пробормотал нечто невразумительное (тоже был изрядно во хмелю). П.-К. вытащил своего собутыльника на улицу, дабы тот протрезвел, после чего вернулся в дом и вновь уснул. Утром, пробудившись, отправился на улицу – увидел Евгения живым, а возле него – следы крови. Часа через два, вновь выйдя на улицу, обнаружил своего компаньона уже мёртвым и сообщил о том брату Евгения – Александру.

При допросе П.-К. сообщил следователю, что понимал тяжесть причинённых Евгению П. повреждений, но не предполагал возможности наступления смерти.

В судебном заседании П.-К. подтвердил ранее данные показания и признал свою вину в содеянном. Виновность П.-К. в инкриминируемом деянии подтверждена и многочисленными другими доказательствами, включая свидетельские показания, процессуальные документы, ряд вещественных доказательств и иные.

Судебно-медицинский эксперт детально описал причинённую Евгению П. травму, отметив, что причинённые телесные повреждения имели прижизненный характер и причинены незадолго до момента наступления смерти. Содержание этилового спирта в исследованных образцах крови и мочи указывало на среднюю степень алкогольного опьянения потерпевшего.

В заключении комиссии экспертов – судебных психиатров – отражено, что П.-К. в момент совершения преступления был во вменяемом состоянии, психическими расстройствами он не страдал и не страдает.

Исследовав доказательства в совокупности, суд пришёл к выводу о доказанности вины П.-К. в совершённом преступлении. Виновность подтверждена многочисленными доказательствами. Умысел на причинение вреда здоровью потерпевшего П. признан очевидным. Совокупность же обстоятельств указывала на то, что П.-К. не мог не осознавать общественную опасность своих действий и не мог не предвидеть таких последствий, как возможное наступление смерти потерпевшего в результате причинённых телесных повреждений.

Суд досконально изучил обстоятельства, которые могли быть расценены как смягчающие наказание. Нахождение П.-К. в состоянии алкогольного опьянения судом не расценено как обстоятельство, отягчающее наказание виновного, поскольку не установлен умысел на совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Обстоятельств, отягчающих наказание, суд не установил.

Также суд пришёл к выводу о необходимости назначения наказания виновному в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В итоге, Артёмовский городской суд приговорил гражданина П.-К.: признать виновным в совершении преступления – причинении вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.


Оставить комментарий


Комментарии(0)