Кировский суд «нагородил огород», а Примкрайсуд – не исправил?

10.Сен.2019

В приморских судебных инстанциях не смогли разобраться, почему в земельном вопросе посёлка Кировский возникли существенные «искривления» – возможно, в этом сможет разобраться только Верховный Суд РФ

 Происшествие районного масштаба

Житель посёлка Кировский Александр Хозяйкин продолжает судебную борьбу: как мы уже сообщали, ранее он был вынужден обратиться с иском к Раисе Хуторной, которой был выделен в аренду земельный участок, граничащий с его собственным, к администрации Кировского муниципального района, постановлением главы которой это выделение земли состоялось, и к индивидуальному предпринимателю – кадастровому инженеру Олегу Дегтяренко, который проводил землеустроительные работы на этом самом арендованном участке. Третьими лицами по иску обозначены администрация Кировского городского поселения, Управление Росреестра по Приморскому краю, Анна Ермак, чей участок тоже граничит с участком Александра Хозяйкина, а также индивидуальный предприниматель – кадастровый инженер Алексей Родюков и ООО «Мицар».

На начальном этапе вопрос о взаимоотношениях между истцом, ответчиком и иными лицами, возникшими из-за земельного спора, пытался было разрешить Кировский районный суд. Поскольку конфликт не выходил за пределы муниципалитета, он и рассматривал гражданское дело №2-4/2018. Но в силу каких-то причин (возможно, недостаточной компетентности местной «Фемиды», возможно – каких-то иных, кто это знает?) в исковых требованиях Александру Хозяйкину отказали, что было оформлено в виде решения суда от 24 января 2018 года.

Поэтому, не достигнув на районном уровне законного и справедливого решения вопроса, этот житель посёлка Кировский вынужден был обратиться в Приморский краевой суд с апелляционной жалобой – в надежде, что Судебная коллегия по гражданским делам более вдумчиво отнесётся к довольно сложному делу и, конечно, вынесет решение на основании законодательства. Ведь то, с чем Александр Хозяйкин столкнулся на «домашней территории», является, по его мнению, незаконным и подлежащим отмене, поскольку судом первой инстанции нарушены нормы материального и процессуального права.

 Делить – делили, а согласовать «забыли»

Первая судебная ошибка, допущенная Кировским районным судом при рассмотрении иска, на которую указал Александр Хозяйкин, заключалась в том, что суд не счёл обязательной процедуру согласования границ земельных участков, принадлежащего Хозяйкину и арендованного Хуторной. Судья районного суда счёл заслуживающим внимания обстоятельством то, что границы территории участка Хозяйкина не определены, но упустил из виду другое. Кадастровому инженеру Олегу Дегтяренко следовало бы руководствоваться приказом Минэкономразвития от 24 ноября 2008 года №412 (в действовавшей на момент изготовления спорного межевого плана редакции от 25 февраля 2014 года) «Об утверждении формы межевого плана и требований к его подготовке, примерной формы извещения о проведении собрания о согласовании местоположения границ земельных участков». Кадастровые работы по образованию земельных участков, требующее уточнения местоположения границ смежных земельных участков, предполагают как обязательное действие оформление Акта согласования на обороте чертежа. Это сделано не было. Не учтены и разъяснения Минэкономразвития по данному вопросу. Ведь кадастровые работы были связаны с образованием нового (переданного в аренду Раисе Хуторной) земельного участка. А в заключении специалиста №182/ЭН-17 ООО «Приморского бюро судебных экспертиз», которое было подготовлено в связи с рассмотрением иска Александра Хозяйкина, чёрным по белому указано, что земельные участки Хозяйкина и Хуторной соседствуют («являются смежными»). Там же отмечено, что информация об участке Хозяйкина в соответствующем разделе межевого плана участка Хуторной отсутствует (хотя должна была быть отражена, как подлежал фиксации и факт согласования границ). Отсутствие таких сведений эксперты сочли свидетельствующим «о нарушении требовании законодательства при проведении межевания земельного участка с кадастровом номером 25:05:100101:1181» (находящегося в аренде у Раисы Хуторной).

Уместно также привести замечания, содержащиеся в заключении эксперта №2055/16 от 17 сентября 2018 года, подготовленном специалистами ООО «Центр экспертиз «Регион-Приморье»», и касающиеся некоторых (хотя – весьма показательных!) аспектов проведения кадастровых работ на этом самом участке. Эксперты отразили, что в составе межевого плана (того самого, который составлял19 февраля 2015 года ИП – кадастровый инженер Олег Дегтяренко), отсутствуют утверждённые в установленном порядке проект границ земельного участка, схема расположения земельного участка на кадастровом плане, позволяющие определить местоположение образованного земельного участка. Не всё в порядке и с иными схемами расположения земельного участка на кадастровом плане территории, которые не входят в состав межевого плана, а также предоставленные арендатором земельного участка (т.е. Раисой Хуторной) для обозрения при проведении экспертного осмотра в присутствии представителей администрации Кировского муниципального района, не утверждены органом местного самоуправления.

На этом основании логичным является вывод о том, что этот участок был «образован с нарушением требования закона». Такова «цена» недоработки кадастрового инженера, из-за чего проводивший кадастровые работы ИП Олег Дегтяренко и оказался в списке ответчиков по заявленному Александром Хозяйкиным иску.

 «Неуд» по земельному праву?

Кировский районный суд сделал и другой ошибочный вывод, признав правомерным предоставление спорного земельного участка в аренду Раисе Хуторной по основаниям статьи 30.1 Земельного кодекса РФ. Именно эта позиция отражена в постановлении администрации Кировского муниципального района от 11 февраля 2015 года №83. Данная статья (в действовавшей на момент издания нормативного документа муниципального органа редакции от 29 декабря 2014 года) предусматривала предоставление свободных от строений земельных участков для жилищного строительства из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности. Подвох же кроется в том, что на предоставленном в аренду участке (вот незадача!), в его границах, располагался бокс Гаражно-строительного кооператива «Заря» (заметим, что организован этот ГСК был ещё во времена СССР и получил тогда же, в 1988 году, Государственный Акт, закреплявший за кооперативом право на бессрочное (!) пользование землёй). Это обстоятельство существенно меняет дело. При наличии объектов недвижимости на участке земли применяется другая, а именно – 36-я, статья Земельного кодекса РФ. А в ней говорится о том, что «приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица – собственники зданий, строений, сооружений». Таким лицом Раиса Хуторная на момент издания постановления администрации и последующего заключения договора аренды участка (между прочим, – на 49 лет) не являлась. Разъясняя позиции ЗК РФ, Верховный суд РФ в Определении от 24 февраля 2016 года №19-КГ15-48 указал, что при рассматриваемых обстоятельствах предоставление таких земельных участков (с объектами недвижимости на них) в собственность возможно «только для целей эксплуатации существующих зданий, строений и сооружений». Определением ВС РС от 4 июля 2017 года №71-КГ17-11 данная позиция несколько дополнена и сформулирована следующим образом: «В силу пункта 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации, если иное не установлено федеральными законами, граждане и юридические лица, имеющие в собственности здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, имеют исключительное по своему выбору право на аренду или приобретение в собственность данных земельных участков».

Тогда же, когда Раиса Хуторная получила в аренду земельный участок «с секретом» (к слову, тот самый бокс №11 ГСК «Заря», согласно имеющейся в материалах суда первой инстанции справке за подписью председателя кооператива, значится закреплённым ещё с 1990 года за человеком по имени Юрий Хуторной, но никак не Раиса Хуторная!), основанием для предоставления этой территории никак не могла служить статья 30.1 Земельного кодекса РФ. Случайно ли или как-то иначе допущена ошибка сотрудниками районной администрации – этот вопрос возможно рассматривать отдельно, но проект постановления, явно, не был проработан в соответствии с требованиями закона. А райсуд… возможно, «просто» закрыл на это глаза.

Трактовка и применение норм действующего законодательства судом первой инстанции тоже не является безукоризненной. Кировский районный суд, вынося решение, исходил из того, что пункт 1 статьи 30.1 ЗК РФ (в той редакции, которая действовала до 1 марта 2015 года) предусматривал предоставление земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в собственность или в аренду, а в случаях, которые установлены подпунктами 5 и 5.1 пункта 1 статьи 24 этого же кодекса, – в безвозмездное срочное пользование без предварительного согласования места размещения объекта.

Явно, суд, отказывая Александру Хозяйкину в иске, не учёл такого «нюанса», как требования приказа Минэкономразвития России от 24 ноября 2008 года №412 «Об утверждении формы межевого плана и требований к его подготовке, примерной формы извещения о проведении собрания о согласовании местоположения границ земельных участков» (там говорится о необходимости согласовывать местоположение границ земельных участков со смежными землепользователями), да и другого ключевого момента: пункт 1 статьи 30.1 ЗК РФ устанавливает случаи, когда земельный участок может быть предоставлен в пользование без предварительного согласования места размещения объекта капитального строительства. При внимательном изучении этих документов (или, хотя бы, при ознакомлении с такими формулировками) становится понятным, что налицо либо случайная, либо намеренная подмена «тезиса». За такое деяние правоведов из администрации, да и районного суда едва ли можно похвалить.

Усомниться в высокой юридической квалификации служителей Фемиды из посёлка Кировского даёт и другой повод. Неверное истолкование норм действующего законодательства и, соответственно, неправильный вывод был сделан в связи с оценкой положения дел ГСК «Заря». Суд счёл Государственный Акт на право пользования землёй (в соответствии с ним, напомним, давалось разрешение на строительства гаража из восьми боксов) недействующим, основываясь на фактах отсутствия доказательств введения этого сооружения в эксплуатацию, передачи в аренду (собственность) земельного участка, занимаемого кооперативом, участникам ГСК, а также государственной регистрации кооператива в порядке, установленном для юридических лиц. Такие, вот, сугубо формальные основания.

В судебном заседании Кировским районным судом было установлено, что переданный в аренду Раисе Хуторной земельный участок с кадастровым номером 25:05:100101:1181 фактически пересекает тот земельный участок, который ранее был предоставлен ГСК «Заря» под строительство гаража на восемь боксов – в соответствии с Государственным Актом на право пользования землёй А-I №571626 от 5 декабря 1988 года. Однако действующее законодательство предполагает возможность предоставления земельного участка гражданину либо организации всего лишь в двух случаях: либо этот участок находится в муниципальной собственности, либо если ранее этот участок находился в государственной собственности, которая на момент обращения не разграничена.

Статья 45 Земельного кодекса РФ гласит о том, что право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, право пожизненного наследуемого владения земельным участком прекращаются при отказе землепользователя, землевладельца от принадлежащего им права на земельный участок на условиях и в порядке, которые предусмотрены статьёй 53 этого Кодекса.

Отказа со стороны ГСК «Заря» от права постоянного (бессрочного) пользования землёй в материалах дела по иску Александра Хозяйкина не содержится. Иными словами, выделение земельного участка Раисе Хуторной произведено администрацией Кировского района с нарушением прав и законных интересов членов ГСК «Заря» (т.к. границы земельного участка с кадастровым номером 25:05:100101:1181 пересекают земельный участок, который ранее был предоставлен кооперативу). Соответственно, образование земельного участка, предоставленного в аренду Раисе Хуторной, в указанных границах противоречит нормам действующего законодательства. Данный участок не мог быть образован и предоставлен в аренду на основании постановления администрации Кировского муниципального района Приморского края от 11 февраля 2015 года №83 «О предоставлении земельного участка в аренду».

 Разрешите уточнить…

Очередную недоработку, а точнее – необоснованный вывод, Кировского районного суда Александр Хозяйкин обнаружил в том, что суд усмотрел причину наложения участков земли с кадастровыми номерами 25:05:100101:271 и 25:05:100101:1181 в «необоснованном увеличении» испрашиваемой им, Александром Хозяйкиным, площади земельного участка. Суд обратил внимание на то, что в правоустанавливающих документах указана площадь его участка размером 1390 квадратных метров, а фактически составляет аж 1576 квадратных метров. (Правда, в Заключении эксперта №2055/16 от 17 сентября 2018 года, подготовленном специалистами ООО «Центр экспертиз «Регион-Приморье»», указаны иные параметры, полученные по результатам измерений на местности, – 1522 квадратных метра).

Такое несоответствие, если не знать обстоятельств проведения кадастровых работ, кого угодно может повергнуть в некоторое замешательство. На деле же всё оказывается более чем прозаично. Кадастровые работы по уточнению земельного участка Александра Хозяйкина выполнялись в существующих границах этого участка (в том числе – по существующему забору, который разделяет собственную территорию Хозяйкина и арендуемый Хуторной участок). Увеличение площади земельного участка обусловлено более точными измерениями, произведёнными при его межевании, а никак не фактическим увеличением земельного участка за счёт изменения существующих границ. Об этом содержатся сведения в Заключении специалиста № 182/ЭН-17 ООО «Приморского бюро судебных экспертиз». Это исследование, если не детализировать методику, выполнено по всем правилам геодезической науки, что позволило по его результатам составить совмещённый план границ земельных участков с кадастровыми номерами 25:05:100101:1181 и 25:05:100101:271, позволяющий делать научно обоснованный вывод по поводу наложения земельных участков.

Схема расположения земельного участка (в её разработке принимал участие кадастровый инженер ООО «Мицар» Александр Куксов) позволяет сделать вывод о том, что границы земельного участка Александра Хозяйкина были определены по существующему забору, отделяющему этот участок от смежного, который арендует Раиса Хуторная. Из этой же схемы видно и другое, а именно то, что земельный участок Хуторной, по сведениям Государственного кадастра недвижимости, пересекает существующий забор и вклинивается на территорию участка Хозяйкина.

Из этого следует, что вывод Кировского районного суда о наложении границ земельных участков с кадастровыми номерами 25:05:100101:271 и 25:05:100101:1181 как результате необоснованного увеличения испрашиваемой Александром Хозяйкиным площади земельного участка ничем не обоснован и не подтверждается материалами дела.

В дополнение к сказанному уместно добавить, что в Заключении эксперта №2055/16 от 17 сентября 2018 года, подготовленном специалистами ООО «Центр экспертиз «Регион-Приморье»», возможно обнаружить и такие показательные для понимания ситуации данные, как результаты сравнительного анализа координатного описания характерных точек фактического местоположения границы арендуемого Раисой Хуторной земельного участка с границей данного участка, которая была установлена межеванием и внесена в сведения Единого государственного реестра недвижимости. Эти сведения проливают дополнительный свет на взаимоотношения между соседями по поводу границ земельных участков. Так вот, получается, что, во-первых, местоположение фактической границы земельного участка с кадастровым номером 25:05:100101:1181 (эта граница на местности обозначена оградой) не совпадает с теми данными, что получены в результате межевания и внесены в госреестр недвижимости, и смещена на северо-запад примерно на 3 метра; во-вторых, фактическая граница этого самого участка пересекает объект недвижимости «Гаражно-строительный кооператив «Заря»», и наложение данного участка на отведённую для ГСК территорию в фактических границах составляет 35 квадратных метров (!), а внутри арендуемого Раисой Хуторной участка находится объект недвижимости (!) – один из боксов данного кооператива; наконец, в-третьих, наложение данного участка на отведённую для ГСК территорию в границах, отражённых в ЕГРН, составляет 25 квадратных метров (!), при этом внутри документально оформленного участка находится часть объекта недвижимости (!) – того самого злополучного бокса ГСК «Заря». Нахождение гаражного бокса эксперты установили и при визуальном осмотре земельного участка, находящегося в аренде у Раисы Хуторной.

Обращаясь в Судебную коллегию по гражданским делам Приморского краевого суда, Александр Хозяйкин также указал на неверное толкование и применение Кировским районным судом норм Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости». Суд нашёл несоответствие в том, что правоустанавливающие документы содержат сведения о принадлежащем ему на праве собственности земельном участке как имеющем площадь 1390 квадратных метров, тогда как в межевом плане этот же участок значится как имеющий площадь 1576 квадратных метров. А разница площадей превышает 10% площади земельного участка, который находится в собственности Александра Хозяйкина. В этом обстоятельстве, по выводам Кировского районного суда, содержится противоречие действующему земельному законодательству.

Однако пункт 32 части 1 статьи 26 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости» предоставляет возможность иметь такие «излишки», если происходит уточнение сведений о площади земельного участка.

Районный суд, как полагает Александр Хозяйкин, упустил из виду, что Муниципальный комитет Кировского городского поселения решением №615 от 22 июня 2015 года «О нормах предоставления земельных участков в Кировском городском поселении» установил, что при уточнении границ ранее учтённых земельных участков минимальный размер площади земельных участков составляет 600 квадратных метров. Т.е. на эту «квадратуру» допускалось увеличение площади участка.

А в Заключении эксперта №2055/16 от 17 сентября 2018 года, подготовленном специалистами ООО «Центр экспертиз «Регион-Приморье»» содержатся и другие значимые сведения. Оказывается, что Дума Кировского муниципального района приняла в своё время решение от 25 июня 2010 года №50 «Об установлении предельных (минимальных и максимальных) норм отвода земельных участков на территории Кировского муниципального района», согласно которому площадь предоставляемых в аренду для ведения личного подсобного хозяйства участков в посёлке Кировском должна составлять от 600 квадратных метров (наименьший размер) до 1500 квадратных метров (наибольший размер). Из чего эксперты сделали вывод о том, что площадь предоставленного в аренду Раисе Хуторной земельного участка «не соответствует установленному на тот момент минимальному размеру земельного участка как для индивидуального жилищного строительства, так и для ведения личного подсобного хозяйства».

Поэтому получается, что вывод суда первой инстанции по поводу увеличенной площади земельного участка является не законным, не обоснованным и идёт вразрез с позицией Верховного суда РФ по аналогичным делам.

 Ошибочка вышла. Очередная

Кировский районный суд, как полагает Александр Хозяйкин, допустил её, неправильно применив нормы процессуального права. Это выразилось в отказе принимать в расчёт выводы, содержащиеся в заключении специалиста ООО «Приморское бюро судебных экспертиз» №182/ЭН от 20 декабря 2017 года. Суд мотивировал свой подход тем, что в документе якобы отсутствовала подписка специалиста об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение (таковая требуется в соответствии с частью 2 статьи 80 ГПК РФ).

Между тем, упомянутое заключение специалиста было представлено Александром Хозяйкиным в ходе судебного заседания в качестве письменного доказательства в обоснование исковых требований. Не более того. Это обстоятельство позволяет утверждать, что данное заключение не может быть расценено как заключение эксперта и не подпадает под действие статьи 86 ГПК РФ. Поэтому говорить об уголовной ответственности лица, составившего заключение, по статье 307 УК РФ не представляется правомерным. На это указано и в Определении Верховного суда РФ от 12 июля 2016 года №18-КГ16-41.

При такой оценке возможно говорить о незаконности и необоснованности вывода Кировского районного суда о невозможности принять в расчёт заключения специалиста.

Смотришь – вроде бы гараж. Вроде бы ГСК “Заря”. Или всё-таки “домик для курочки”?

 Спорить нужно… своевременно?

Очередной «прокол» правосудия в Кировском районе, как полагает Александр Хозяйкин, связан с неправильным исчислением срока исковой давности и рассмотрении сделки в данном конкретном случае как оспоримой (это побудило суд к утверждению о применимости к ней годичного срока исковой давности).

В ходе судебного заседания было установлено, и Раиса Хуторная и Олег Дегтяренко это подтвердили, что тогда, когда происходило формирование спорного земельного участка и осуществлялось предоставление его в аренду Раисе Хуторной, на этом самом участке находилось помещение (гаражный бокс ГСК «Заря»). Такое обстоятельство позволяет говорить о необходимости применить при рассмотрении вопроса о предоставлении земельного участка нормы статьи 36 Земельного кодекса РФ.

Законодательно закреплено право заинтересованного лица на судебную защиту нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. У собственника имеется право требовать устранения нарушений его права, в том числе – и не соединённых с лишением владения. Земельным кодексом РФ зафиксированы условия, при которых земельный участок подлежит восстановлению, а также возможные способы пресечения действий, нарушающих права на землю.

ГК РФ определяет условия признания сделки ничтожной, если она нарушает требования закона или иного правового акта и посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Это возможно тогда, когда из закона не следует оспоримый характер сделки или необходимость применения других последствий нарушения.

Федеральный закон «О государственном кадастре недвижимости» предусматривает, что каждый принимаемый на учёт земельный участок обладает уникальными характеристиками объекта недвижимости. Для учёта участков в регистрирующий орган предоставляются необходимые документы, в том числе и межевой план. Закон регулирует правоотношения и предписывает проведение согласования местоположения границ земельных участков. Примечательно, что заказчик кадастровых работ может настаивать на согласовании местоположения границ на местности, хотя это согласование может проводиться и без установления границ на местности. Допускаются варианты согласования местоположения границ по выбору кадастрового инженера, но в любом случае требуется соблюдение ряда условий, смысл которых заключается в подтверждении полномочий заинтересованных лиц (их представителей), обеспечения возможности их ознакомления с проектом межевого плана, указания этим лицам подлежащее согласованию местоположение границ земельных участков на местности.

Поскольку, как утверждает Александр Хозяйкин, постановление администрации Кировского муниципального района от 11 февраля 2015 года №83 «О предоставлении земельного участка в аренду Хуторной Раисе Захаровне» было издано без учёта требований статьи 36 ЗК РФ (в той редакции, которая действовала на тот момент), это постановление является не соответствующим законодательству и, в силу данного обстоятельства, подлежащим признанию судом недействительным. Поскольку предоставленный в аренду Раисе Хуторной земельный участок имеет наложение границ с земельным участком, принадлежащим Александру Хозяйкину, и образован без согласования местоположения границ, то оспариваемое Хозяйкиным постановление администрации Кировского района является незаконным и нарушает его права и законные интересы. Соответственно, договор аренды земельного участка с кадастровым номером 25:05:100101:1181 является недействительной (ничтожной) сделкой.

Как того требует статья 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года. При этом течение срока исковой давности по указанным основанием отсчитывается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки (Александр Хозяйкин ни арендатором, ни арендодателем по ней не выступает), – со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале её исполнения.

Показательно, что Кировский районный суд, как указывает в апелляционной жалобе Александр Хозяйкин, сделал неправильный вывод о том, когда ему, Хозяйкину как истцу, удалось узнать о нарушении его прав. Согласно мотивировочной части решения суда, Александр Хозяйкин узнал о документальном наложении границ земельных участков в июне 2015 года. Фактические же обстоятельства дела говорят о другом. Поскольку истец получил «Уведомление о приостановлении государственного кадастрового учёта изменений объекта недвижимости» от 28 февраля 2017 года (оно отправлено Филиалом ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Росреестра» по Приморскому краю), то именно эта, и никакая другая, дата и является отправной точкой, позволяющей утверждать об ознакомлении Александра Хозяйкина о нарушении его прав и обращения в суд с иском.

Это обстоятельство позволяет говорить о неправильности вывода Кировского районного суда о том, что Александр Хозяйкин как истец пропустил срок исковой давности по признании незаконности и постановления администрации Кировского района о предоставлении земельного участка Раисе Хуторной в аренду, и недействительным (ничтожным) – договора аренды, и применении последствий недействительности ничтожной сделки.  «Уведомление о приостановлении государственного кадастрового учёта…» было подготовлено и отправлено Александру Хозяйкину в конце февраля 2017 года, то дата поступления иска в Кировский районный суд (24 мая 2017 года) указывает на соблюдение установленного законом срока.

В апелляционной жалобе, адресованной Александром Хозяйкиным в Судебную коллегию по гражданским делам Приморского краевого суда, говорится и о том, что заявленные им исковые требования (в том числе – по статье 61 ЗК РФ о признании недействительным акта органа местного самоуправления) рассматриваются не в порядке публичных правовых отношений, а в порядке искового производства. Это связано с тем, что направлены они на восстановление нарушенного права, представляют собой требования по негаторному иску (на него исковая давность не распространяется). Аналогичные выводы содержатся в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 25 мая 2015 года по делу №33-4156/2015, на что обратил внимание Александр Хозяйкин.

Такой гаражно-земельный спор точно до Верховного Суда РФ дойдёт…

 И с объективностью – проблемы. И с логикой…

Несогласие истца с решением суда вызвано и другими обстоятельствами, на которые указано в апелляционной жалобе. Александр Хозяйкин заявил о необоснованном удовлетворении Кировским районным судом требований третьего лица – Анны Ермак – в части признания границ принадлежащего ей земельного участка с кадастровым номером 25:05:100101:301 по границе с земельным участком, принадлежащим ему, Хозяйкину.

Районный суд руководствовался исключительно пояснениями Александра Хозяйкина и Анны Ермак, а межевой план, изготовленный кадастровым инженером Алексеем Родюковым, так и не стал предметом исследования суда. Не дал суд и оценки отсутствию в акте согласования в межевом плане смежных землепользователей, проигнорировал, как полагает Хозяйкин, нарушения пункта 70 приказа Минэкономразвития РФ от 8 декабря 2015 года №921 (в редакции от 23 ноября 2016 года) «Об утверждении формы и состава сведений межевого плана, требований к его подготовке». Дело в том, что чертёж земельного участка изготовлен не на картографической основе и без нанесения на него границ смежных земельных участков, а это не позволяет визуально определить границу между земельными участками Александра Хозяйкина и Анны Ермак. Не учёл суд первой инстанции и то обстоятельство, что в свидетельстве Хозяйкина о праве собственности на землю граница установлена ровной, без изгибов, тогда как (в установленном судом виде) она по каким-то причинам оказалась изогнутой. И всё это – далеко не мелочи. Особенно на том фоне, что споров-то о границе, разделяющей земельные участки Александра Хозяйкина и Анны Ермак не было, поскольку граница эта (фактическая, а не в каким-то образом видоизменённых документах, что, возможно, явилось следствием кадастровых работ, выполненных кадастровым инженером Александром Куксовым, – при том, что аналогичные действия, проведённые его коллегой Алексеем Родюковым, никаких отклонений не выявили) была незыблемой в течение добрых трёх десятков лет.

Далеко не всё благополучно, даже – логично, в мотивировочной части решения Кировского районного суда, поскольку выводы противоречат друг другу. Если в одном фрагменте, отталкиваясь от того факта, что границы принадлежащего Александру Хозяйкину земельного участка не были установлены, суд заявил об отсутствии обязанности для Раисы Хуторной по согласованию границ сопредельных участков, то в другом фрагменте говорится о выполнении обязанности Анной Ермак по согласованию границ принадлежащего ей земельного участка. Налицо – два противоположных вывода, сделанных по сходным поводам.

 И дольше века длится… спор

При всех перипетиях, которые то и дело возникают вокруг рассматриваемых земельных отношений в посёлке Кировском, трудно прогнозировать не только результаты, но и сроки окончания этих «баталий». Хотя… фактически, т.е. на местности, всё и всех (относительно) устраивает, а в документах не всё так ладно и складно. Конкретно – почему-то никак невозможно (по крайней мере, сейчас) устранить наложение участков друг на друга и пересечение границ.

Возможно, из этой, явно затянувшейся, конфронтации выход может быть найден, если прислушаться к мнению специалистов, отражённых в Заключении эксперта №2055/16 от 17 сентября 2018 года, подготовленном специалистами ООО «Центр экспертиз «Регион-Приморье»». Прежде всего, необходимо устранить нарушения законодательства (их уж очень много, и они не были устранены в ходе судебной тяжбы). В частности, уместно говорить о проведении согласования границ земельного участка с кадастровым номером 25:05:100101:271 со всеми смежными землепользователями.

Разрешению пограничного (слава Богу, не международного!) конфликта между двумя землевладельцами смежных участков, Александром Хозяйкиным и Анной Ермак, может послужить тщательное определение местоположения характерных точек границ участков. Дело, как выяснилось, в том, что проводивший межевание участка Хозяйкина кадастровый инженер ООО «Мицар» Александр Куксов (видимо, он проявил невнимательность) частично эти характерные точки пропустил, что привело к смещению линии границы – максимум на 38 сантиметров относительно её фактического местоположения, тогда как его коллега, ИП Алексей Родюков, подошёл к делу более скрупулёзно и подобных оплошностей не допустил.

Продолжение следует…

Весь этот «юридический бурелом» можно, наверное, разгрести самым кардинальным способом – отменить все не согласующиеся с законодательством нормативные акты, аннулировать и вытекающие из них документы. Но Приморский краевой суд, как ни странно, тоже не смог разобраться в этом земельном деле. И пенсионер Хозяйкин, ничего не нарушивший, оказался, скажем так, у разбитого корыта. Правда, у краевого суда в этом деле оказались свои резоны. При этом вот, что важно: в Примкрайсуде ухитрились и судебный состав поменять, и к экспертизе отнестись так, будто нет её вовсе. Но об этом мы расскажем в следующих выпусках нашего расследования… Оговоримся только: на наш взгляд Приморский краевой суд должен обратить на это дело самое пристальное внимание. Ведь, по сути, сегодня в Кировском районном суде сформирована судебная практика, которая позволяет, по нашему мнени., узаконить такие «земельных схемы», которые по российскому законодательству и узаконить-то невозможно…


Оставить комментарий


Комментарии(0)