Лесовосстановление на Дальнем Востоке – (нес)частный бизнес?

23.Июл.2021

Приживётся или нет в макрорегионе новозеландский опыт – говорить ещё рано

Вопрос о возможности приватизации 2–3% от лесной территории России, поднятый генеральным директором крупнейшего лесоперерабатывающего холдинга Дальнего Востока RFP Group Константином Лашкевичем, рассмотрел РБК. Необходимость в том возникает из-за того, что нужны условия для интенсивного выращивания леса.

Обстановку на Дальнем Востоке, как оценил Константин Лашкевич, определяет то, что «становится всё меньше» спелого леса, обладающего «качественной, пригодной для переработки древесиной». При этом «на текущих вырубках надо будет ждать её естественного роста 80–120 лет».

Глава RFP Group отметил целесообразность внедрения в России опыта, наработанного в Новой Зеландии (эта страна является «крупнейшим экспортёром леса и лидером в интенсивном лесовыращивании»). Там, в южном полушарии, на государственном уровне закреплена возможность выделения лесных земель, «где по принципу плодородия и подбора породного состава [удаётся] добиваться кратного прироста деловой древесины». Такая модель, как полагает Константин Лашкевич, может быть оправдана только тогда, когда инвесторам предоставляется право на приватизацию леса. В настоящее время это запрещено.

А что же возможно сейчас? Глава холдинга заявил РБК буквально следующее: «Я не буду этим заниматься [интенсивным лесовосстановлением], потому что это убьёт мою операционную экономику, а инвестиционную модель невозможно построить без прав на землю или хотя бы насаждения. Нужны инвестиции порядка $5 тыс. на гектар, пока лес не начнёт уже сам расти».

Решением проблемы лесовосстановления, по мысли Константина Лашкевича, могло бы стать выделение климатических зон наибольшего благоприятствования (их пределы вполне могут быть ограничены площадями в 2–3% от всей лесной территории России), и там реализовать модель интенсивного лесопользования с правом собственности. Руководитель RFP Group развил свою мысль: «Дать возможность приватизировать такие земли, дёшево страховать лес, закладывать его в банк, увеличивать его стоимость на балансе за счёт прироста и привлекать деньги из отечественных и зарубежных фондов, как это делает Новая Зеландия, – дешёвые длинные деньги для инвестирования в эту историю».

Такое дерзновенное решение (для России, по крайней мере) требует не просто внести корректировку в законодательство – изменить мировосприятие любого бизнесмена как потенциального «кулака-мироеда». Понятное дело, что опыт приватизации побуждает отнестись к предложению – передать леса в частные руки – с настороженностью (за почти три десятка лет мы насмотрелись и натерпелись немало «негатива», а потому уже подсознательно исходим из принципа: обжегшись на молоке, надо дуть на воду). Но острота проблемы, связанной с лесовосстановлением, с его насущной, настоятельной необходимостью, побуждает искать пути выхода. А то можно, образно говоря, семь раз отмерить и ни разу не отрезать…

Александр Огневский, председатель Союза заготовителей, переработчиков и экспортёров леса Приморского края «ПРОМЭКСЛЕС»:

– Возможно, что разговоры о приватизации леса – это несбыточная мечта отдельных предпринимателей, которую государство не допустит до реализации. Но… Сегодня у лесной отрасли действительно проблема – «правила игры» постоянно меняются, вводятся какие-то новые законы, запреты, ограничения, препятствующие долгосрочным инвестициям и делающими нестабильной целую отрасль экономики – лесопромышленную.  Совершенно понятно,что Константин Лашкевич говорит о каких-то «константах», то есть, о правилах, которые действуют постоянно и не получают переоценку в зависимости от политической конъюнктуры!

 

 


Оставить комментарий


Комментарии(0)