«Московский свидетель» в «московском деле» ПАО «ДЭК»: про «заднее число» контракта и загадочную флешку

18.Янв.2023

Судебный процесс по делу о растрате над бывшими руководителями РАО ЭС Востока во Фрунзенском районном суде Владивостока, наверное,  является наиболее ярким показателем широты размаха коррупции в российской энергетике

 После обвинительных приговоров  двум «столпам» дальневосточной энергетики – экс-депутату ЗС ПК Виктору Милушу, бывшему директору ПАО «ДЭК» и экс-руководителю РАО ЭС Востока Ивану Благодырю, интерес прессы к коррупционным делам ПАО «ДЭК» поутих. Оно и понятно: VIP-фигуранты дальневосточной энергетики, признав вину, получили реальные сроки, но вскоре оказались на свободе. Ничего нового. Вроде бы наказали, а вроде и просто «пожурили».

Но, как выясняется, самые горячие судебные баталии вокруг хищений из ПАО «ДЭК» вовсе и не завершены. Наоборот – они в самом разгаре. В настоящее время во Фрунзенском районном суде Владивостока под председательством судьи Александра Рыбакова слушается дело о растрате денежных средств ПАО «ДЭК», фигурантами которого являются бывшие руководители РАО ЭС Востока – Нина Запрягаева, Александр Яковлев и Александр Ефремов. Все трое ранее были жителя Москвы, поскольку работали в самом главном офисе российской энергетики. Теперь, похоже, на какое-то время им пришлось стать приморцами:  суд над ними идёт с мая 2021 года.   Хотя есть информация о том, что Александр Яковлев начинал работать во Владивостоке, в «дэковских» структурах, после чего получил повышение и был переведён в Москву. Но и он сейчас тоже во Владивостоке.

«Дело Запрягаевой-Ефремова-Яковлева» примечательно тем, что «родилось» из дел бывших руководителей ПАО «ДЭК» Виктора Милуша и Елены Тюриной, которые и на следствии, и в суде дали показания о том, что похищали деньги и передавали их своим руководителям в Москву под угрозой увольнения. Мол, не отвёз вовремя «мзду» – можешь прощаться со своей «топовой» должностью.  Итогом таких показаний стали задержания, а затем и аресты всех трёх указанных лиц, ранее занимавших ключевые должности в РАО ЭС Востока. Четвёртому фигуранту – Сергею Толстогузову, который возглавлял РАО ЭС Востока, удалось скрыться за границей. Можно сказать, что сегодня во Фрунзенском райсуде Владивостока слушается «московское дело» ПАО «ДЭК». Это та сама «верёвочка», которая «вьётся» до столицы нашей Родины за 10 тысяч километров.

Нина Запрягаева, Александр Ефремов и Александр Яковлев, которые уже находятся на свободе после некоторого времени пребывания в СИЗО, отрицают свою вину в получении «доли» от хищений средств в ПАО «ДЭК», полагая, что Виктор Милуш и Елена Тюрина просто оговорили их, желая «выторговать» себе более «мягкое» наказание. Мол, все эти рассказы про то, наличку на десятки миллионов рублей РЕГУЛЯРНО перевозили прямо в саквояже на самолёте, а потом передавали в московском офисе РАО ЭС Востока, из рук в руки, – выдумка от начала до конца. Небольшая ремарка: в ходе следствия установлено, что в общей сложности (по всем уголовных делам, которые уже либо завершены приговорами, либо ещё длятся) с конца 2000-х по середину 2010-х годов было похищено около одного миллиарда рублей «дэковских» денег, из них порядка 400 млн рублей вывели из специально созданного благотворительного фонда. В это время населению Дальнего Востока, который сейчас пытаются активно развивать, рассказывают о том, что стоимость киловатт-часа снизить невозможно.

11 января 2023 года наш корреспондент отправился на очередное судебное заседание  по этому бесспорно резонансному делу. В процессе как раз допрашивали Вячеслава Гришина – бывшего начальника департамента закупок РАО ЭС Востока, ныне начальника управления закупок АО «Сегежа-Запад». Вячеслав Михайлович прилетел во Владивосток из города Видное, чтобы дать показания по делу.

Собственно, показания Вячеслава Гришина были построены на следующем. В 2012 году он пришёл в РАО ЭС Востока, чтобы отрегулировать систему закупок, нарастить конкурентность среди тех, кто предоставлял товары или услуги для РАЭ ЭС Востока, снизить закупочную стоимость товаров и услуг и настроить работу в рамках вступавшего в силу «закупочного» 223-го ФЗ. Ключевой момент, на котором господин Гришин, что РАО «уходило» от закупок у единственного поставщика. С этой целью он (Гришин) в начале 2012 года получил данные по закупкам как от своих замов, так и от дочерних структур РАО (в том числе, ПАО «ДЭК») за предыдущие годы – 2008-2011 гг. И эти данные у него чудным образом сохранились на флешке (точнее, на большом носителе примерно в 1 терабайт). И в ходе допроса, которые проводила защита подсудимых Запрягаевой, Ефремова и Яковлева, Вячеслав Гришин согласился их передать в материалы дела.

Забегая вперёд, нужно сказать, что ОАО (ПАО) «ДЭК», как и его «головные» офисы в виде РАО ЕЭС, а затем – РАО ЭС Востока и ныне – АО «Русгидро», всегда отличались щепетильным отношением к коммерческой тайне. К которой можно отнести и данные о том, у кого, что и как закупалось. Как правило, при устройстве на работу, сотрудники энергокомпаний подписывают документ, в котором обещают не копировать и не сохранять «внутреннюю кухню» предприятия. А тут господин Гришин, как он утверждал в суде, «для анализа» сохранил данные, которые у него сохранили через 11 лет после приёма на работу и через 6 лет – после увольнения.

Как можно предположить, допрос Вячеслава Гришина был направлен на то, чтобы защита подсудимых могла «разбить» один из основных аргументов «растратного» уголовного дела. Как следует из показаний Елены Тюриной, один из договоров, по которому со стороны ПАО «ДЭК» было перечислено 44 миллиона рублей ООО «Мегаресурс» за юридические услуги, по указанию тогдашнего руководства РАО ЭС Востока был подписан «задним числом», в 2009 году. А Вячеслав Гришин это опровергает, ссылаясь на внутренние ежеквартальные аудиты РАО ЭС Востока и регулярные проверки службы безопасности. Это, по его мнению, исключало проведение любых банковских оплат на основе договоров, которые были заключены «задним числом». С одной небольшой оговоркой: Вячеслав Гришин пришёл на работу в 2012 году, а сомнительная сделка на 44 млн рублей была проведена годом ранее. Можно ли при таких обстоятельствах утверждать, что такая сделка была невозможной?

На это, кстати, обратила внимание представитель прокуратуры Приморского края Татьяна Ильина. Та самая Ильина, которая недавно выступала гособвинителем по «делу Ломакиной». Гособвинитель возразила против приобщения к материалам дела распечаток из папки Вячеслава Гришина и копирования этих же материалов из «загадочной» флешки, которую этот свидетель  привёз с собой из Москвы. Возражала против приобщения не только гособвинитель, но и представитель потерпевшего из ПАО «ДЭК». Как отметила в суде Татьяна Ильина, «непонятно происхождение этих материалов, их достоверность  и допустимость. Кроме того, следствие уже приобщало к делу аналогичные материалы, правда, надлежащим образом их заверив…»  А вот защита – наоборот настаивала на том, чтобы именно эти материалы были скопированы в компьютер суда. Адвокат Сергей Ткачёв обратил внимание суда на дату создания многих файлов – файлы датируются 2011 годом, а значит, никто не мог создать их ранее. Это, мол, и опровергает позицию обвинения о заключении договора «задним числом».

Несмотря на возражения гособвинителя и представителя ПАО «ДЭК», судья Рыбаков всё-таки постановил: материалы из «загадочной» флешки и бумажные копии этих файлов, которые предоставил Вячеслав Гришин, приобщить к делу.  Сам же «московский свидетель», отвечая на вопросы гособвинителя, отметил, что данные о закупках размещены на сайте zakupki.gov.ru и ниакой коммерческой тайной не являются вот уже много лет. На это гособвинитель возразила, что, во-первых, на закупках выкладывается в общей доступ не вся внутренняя документация предприятия, а только самая необходимая её часть, а, во-вторых, вообще непонятно, с какой целью информация о закупках ПАО «ДЭК» хранится у бывшего сотрудника РАО ЭС Востока более 10 лет.

Выскажем личное оценочное суждение относительно допроса Вячеслава Гришина: «московский свидетель» или не понимает, или не хочет понять – дело не в том, что закупки в ПАО «ДЭК» совершались в эти годы с нарушениями.  Дело в другом – нужны ли бы вообще все эти закупки, в том числе – дорогостоящие? В том числе – нужен ли был благотворительный фонд, как структура, куда уходили деньги РАО ЭС Востока, и из которого, как считает следствие, деньги похищались сотнями миллионов рублей?  Неужели никто – ни те самые аудиторы, и представители службы безопасности РАО ЭС Востока, о хорошей работе которых высказывался в суде Вячеслав Гришин, не увидели, что в благотворительный фонд ПАО «ДЭК» уходят слишком уж большие суммы для «непрофильного актива» предприятия?

Кстати, в ходе допроса Вячеслава Гришина, сам судья Рыбаков, давая оценку одному из его ответов, отметил: «Ответ абстрактный – обо всём и ни о чём…» Тем не менее, несмотря на это, сам суд, защита и гособвинитель допрашивали «московского свидетеля» около двух часов. Тут вопрос: если всё так абстрактно, может быть, нужно было «секвестировать» длительность допроса свидетеля? Например, с целью экономии процессуального времени.

…Но судебный процесс всё ещё продолжается. Ждём новых откровений от новых свидетелей…


Оставить комментарий


Комментарии(0)