Практическая психология за «колючим» периметром

27.Июл.2022

Психологи приморского ГУФСИН показали журналистам свою работу прямо в стенах исправительной колонии

Руководство ГУФСИН по Приморскому краю чуть приоткрыло занавес закрытого, как казалось, заведения ИК-27 для общественности, в связи с подготовкой к юбилею собственной психологической службы. Представители СМИ посетили указанное заведение с некоторыми ограничениями, касающимися мобильной связи и досмотрового режима.

Днём образования психологической службы УИС  установлена дата 2 сентября 1992 года. Именно тогда подписан ведомственный организационный приказ. Тогда еще исправительная система входила в состав МВД России. Первым начальником психологической службы ГУФСИН по Приморскому краю была назначена Нина Ильинична Шабиневич и ныне здравствующая, пользующаяся огромным уважением нынешних коллег. Нина Ильинична уже на пенсии, проживает в Краснодарском крае и регулярно интересуется успехами своих бывших учеников. По воспоминаниям Нины Ильиничны, служба строилась практически с «нуля», всё более и более оправдывая ожидания руководства и общества.

Сегодня в арсенале службы современные пенитенциарно- психологические идеи и методы, психокоррекционная практика, технически оборудованные помещения для индивидуальных и групповых занятий, и многое другое. Штатная численность из 68 тюремных психологов распределена по всем учреждениям Приморского края. В задачи психологов, (по большей части это женщины), входит не только к психологическое обеспечения осуждённых, но и работа с сотрудниками исправительных учреждений.

В мужской исправительной колонии строгого режима ИК- 27 в посёлка Волчанец содержится под стражей более 600 осуждённых. На такое количество спецконтингента приходится  4 женщины-психолога, которых мы и застали за работой.

Получавшие в момент посещения колонии психологическую помощь 11 мужчин весьма колоритны, в возрасте от 18 до 55 лет: с криминальным опытом за плечами и немалыми сроками заключения – от 10 до 25 лет за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Так один из них, обитатель колонии с 12-летним стажем и согласившийся пообщаться, Денис Евгеньевич П. 1970 года рождения, осуждён приговором суда Московской области к 23 годам заключения в колонии строгого режима за совершение трёх убийств и двух похищений человека в 2010 году. К психологическому портрету Дениса Евгеньевича можно добавить, что он имеет неоконченное высшее образование 4 курса Московского института физкультуры, жену и двух, уже взрослых детей в Москве. Помимо текущей, у Дениса за плечами ещё 2 ранее погашенные судимости по иным преступлениям. Денис в общении словоохотлив, без утайки рассказывал своих преступлениях, нахождениях в федеральном розыске… Ну что ещё может рассказать человек, всю сознательную жизнь посвятивший себя преступному поприщу. С 1991 года он в криминале. На вопросы о семье и близких заметно расстроился, дети выросли без него. Будучи постояльцем колонии строгого режима тоже особо вспоминать и нечего из-за однообразия… а вот на вопрос о психологах вдохновился и начал взахлёб рассказывать о Нине Петровне, восхищаюсь её добротой, чутким отношением к осуждённых. Вспомнил как однажды Нина Петровна помогла другому осуждённому  восстановить оригиналы утраченных документов, необходимых для жизни на свободе. Загадочную Нину Петровну нашли без труда, в соседнем кабинете за индивидуальной консультацией с другим осуждённым.

Нина Бухарова

Специалист-психолог Бухарова Нина Петровна оказалась очень интеллигентной скромной женщиной с печальными глазами и застенчивой улыбкой. О себе из неё слова не вытянуть, а если о работе да о подопечных осуждённых, – пожалуйста. Посыпались горы фраз и терминов – «метод Берта Хеллингера», «нерациональное сознание», «невербалика», «вегетатика», «деструктивное поведение», «метафорическое» и «ассоциативное», и тому подобное… Простым языком Нина Петровна пояснила, что ищет зерно человечности у осуждённых, которое есть в любом человеке и пытается изменить внутреннее состояние и, как следствие, – отношение к окружению.

Пытаемся поспорить с Ниной Петровной о том, что общество и потерпевшие требуют «возмездие» и «суровую кару» и, в меньшей степени, гуманизм. Однако специалист-психолог без малейшего сомнения отвечает, что в её практике есть случаи направления прочувственных извинительных писем потерпевшим, без капли лжи и лицемерия. Таких писем, признаётся немного, и уж совсем редки ответы с прощением, но и они есть. Наверное, это есть высший результат пенитенциарной психологии. Ещё Нина Петровна работает и с членами семей осуждённых, вспомнила пятилетнего ребёнка, который не воспринимал папу во время свидания. Она поработали с ребёнком по просьбе папы, а с самим папой- осуждённым изучала книгу Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?». Сегодня у папы с сыном идеальные отношения и полное взаимопонимание. И этот папа, я уже бывший осуждённый, в прошлом году приезжал в колонию чтобы сказать Нине Петровне Спасибо. И такие моменты её радуют. Да и нас тоже!

Нина Петровна будучи высококвалифицированным психологом долгие годы служила в ГУФСИН по Приморскому краю, уйдя на пенсию но не на заслуженный отдых, продолжает работать гражданским специалистом. Ещё она имеет второе высшее образование, вернее первое по хронологии. После окончания знаменитейшей Московской сельскохозяйственная академии имени Тимирязева даже некоторое время работала по специальности агрономом! В этой связи становится понятным почему она продолжает сеять разумное, доброе и вечное.  А на постулат о зерне, прорастающем в подготовленной почве, уверенно отвечает, что и на камнях можно вырастить цветы.

О деятельности подчиненных также рассказала начальник психологической службы ГУФСИН по Приморскому краю майор внутренней службы Анна Сергеевна Сыч. Одной из основных проблем она считает «выгорание» сотрудников после длительной работы, что связано, в том числе, и с отклонениями в психике осуждённых, порой и аномальными. Психологи также проводят ежедневную профилактическую работу по выявлению и предотвращению суицидов, разрешению межличностных конфликтов в отрядах, классическая психология успешно противостоит и тюремной субкультуре – арестантскому укладу, со слов Анны.

Отдельным массивом является подготовка осуждённых к предстоящему освобождению, включая диагностику, повторную социализацию, подготовку резюме и обучение умению себя показать и представить. Психологи принимают участие в условно-досрочном освобождении, и даже при доброжелательном отношении иногда вынуждены выносить отрицательные заключения при стечении определенных социально-психологических факторов, тем самым ограждая и личность, и общество от возможных неблагоприятных последствий.

В Приморском крае по-прежнему высок удельный вес преступлений, совершённых лицами, ранее судимыми, от общего числа оконченных производством преступлений, но от рубежа в 63 % рецидивная преступность незначительно ежегодно снижается, что также можно отнести и к положительным результатам работы психологов.

Анна Сыч

Сама Анна Сергеевна с университетской скамьи избрала для себя эту стезю и прошла путь от простого психолога до начальника. На вопрос о мотивации в выборе такого труднейшего направления, пояснила что хотела помогать людям в экстремальных жизненных ситуациях, и (дословно) «стать  суровым психологом». Появившееся в мыслях корреспондента не озвученное сомнение тут же было прочитано Анной: зря Вы так думаете, ни я ни мои родственники к уголовной ответственности не привлекались, с судимыми никаких отношений не имела. Думаю, Анна вполне способна повторить психологические опыты Вольфа Мессинга по чтению мыслей…

 

 


Оставить комментарий


Комментарии(0)