280 вопросов для свидетеля: по «делу Дроздова» не вся судебная риторика касается конкретных сумм непостроенных вовремя «Хаяттов»

06.Апр.2023

Судья сделала подсудимому замечание о том, что многие его вопросы в адрес свидетеля к делу не относятся

Владивостокские стройки «Хаяттов», которые начались в 2009 году и к назначенному сроку в 2012 году не завершились, как выяснились, действительно породили некое количество компаний-«миллиардеров». К такому выводу можно прийти, если регулярно ходить в судебные процессу по «делу Дроздова». Данные процессы в настоящее время идут во Фрунзенском районном суде Владивостока под председательством судьи Натальи Орловой. На скамье подсудимых – Олег Дроздов, супруг Марины Ломакиной. Ему вменяется в вину преднамеренное банкротство ООО СК «Приморье Дальний Восток» («ПДВ»), статья 196 Уголовного кодекса РФ. Многочисленные свидетели указывают на то, что именно Олег Дроздов фактически руководил ООО «ПДВ», а имевшиеся в наличие директоры компаний просто были «номинальными руководителями». Господин Дроздов отрицает свою вину, указывая на то, что «номиналы» и были фактическими руководителями. Приходится допрашивать каждого из свидетелей тщательно и подробно.

31 марта 2023 года состоялось очередное судебное заседание. Допрашивали бывшего юриста ООО СК «ПДВ», который согласовывал договоры и старался не допустить ошибок в договорах. Олег Дроздов подготовил для свидетеля рекордное количество вопросов . Количество их составило 280. Всё это нужно было «втиснуть» в те три часа, которые были отведены на эту процедуру.

Можно обратить внимание на несколько принципиальных моментов. Например, допрашиваемый свидетель никогда не был руководителем каких-либо стройкомпаний и договоров не подписывал. Следовательно, задавать ему вопросы о прохождении финансов – не совсем правильно. Он не бухгалтер и не отвечает за прохождение платежей. Хотя, кое-что интересное свидетель-юрист всё-таки сказал: он уточнил, что к моменту ареста Олега Дроздова на счетах «ПДВ» действительно были деньги. Но не 5 миллиардов рублей, а вдвое меньше. И деньги эти давала команду «раскидывать» по другим компаниям именно Марина Ломакина – супруга Олега Дроздова. Юрист привёл пример, когда сумма в 600 млн рублей «походила» по другим компаниям, а потом «вернулась» в «ПДВ».

В итоге часть вопросов Олега Дроздова к свидетелю сняла сама судья, сделав замечание о том, что они не относятся напрямую к уголовному делу.

К тому же, множество вопросов, которые задал на этот раз Олег Дроздов, касались деятельности Марины Ломакиной. Но Марина Ломакина не является фигурантом этого уголовного дела, хотя, бесспорно, все эти дела между собой связаны одной «пуповиной» – финансированием и строительством «Хаяттов» в 2009-2012 гг. И куда бы сегодня не старались повернуть вопросы члены семейного клана Дроздова-Ломакиной, факт остаётся фактом: гостиницы не были построены к Саммиту АТЭС. А именно к этой дате и привязывался весь этот «гостиничный» финансово затратный проект. Итог-то один: вложив в строительство обеих гостиниц более 20 млрд рублей (на 36 причале и на мысе Бурный), Приморье смогло их продать только за 4 млрд рублей. Более «отрицательной динамики» (и строительства, и вложения средств) у края, наверное, ещё не было. Да и называются гостиницы «Хаяттами» исключительно в народе, на «бытовом» уровне. Сама сеть отелей «Хаятт» ещё в 2012 году отказалась оценивать их по своим стандартам и дать им право носить такое название. Что тоже говорит о многом.  Как ни крути, не стройка, а сплошное позорище. Да ещё и с явным криминальным подтекстом. Тут и мошенничество, и фальшивые векселя, и преднамеренное банкротство.

Что же касается самого процесса, то допрос свидетеля, несмотря на наличие у подсудимого 280 вопросов,  всё-таки был завершён на отведённые три часа. Хотя такое количество вопросов, наверное, может навести на мысль, что процесс такими методами можно превратить в «резиновый». Следующее заседание – только в мае, с учётом отпуска судьи. Наверное, отпуск судьи – причина объективная, он составляется заранее. Но опять – минус месяц из времени судебного следствия, которого и так немного…

И вот ещё один примечательный факт. Уже в самом конце заседания, Олег Дроздов направил суду ходатайство о разрешении на выезд в Санкт-Петербург к дочери, которая там проживает. Против этого категорически выступила гособвинитель Татьяна Ильина. Гособвинитель сообщила о том, что у Олега Дроздова имеется двойное гражданство (сам он принялся это отрицать). Верх взяла позиция прокуратуры и господину Дроздову отказали в поездке в другой город. Судья резонно заметила, что дочь может приехать к отцу, а не отец к дочери.

 

 

 


Оставить комментарий


Комментарии(0)