«Дело Гуркова»: предположение «потерпевшего» умножаем на следственный «воздух» – и предприниматель в тюрьме

09.Ноя.2022

Как можно у кого-то вымогать имущество, которым он не распоряжается?

«Держать и не пущать!»

Эти слова, вложенные классиком российской литературы Николаем Гоголем в уста эпизодического персонажа комедии «Ревизор» в условиях современности обретают какой-то особенный смысл. Наверное, даже особенно зловещий смысл. Когда человек попадает в «руки» государственной системы, а именно – той её части, которая отвечает за охрану порядка и борьбу с преступностью, да и вершит судьбы людей, невольно вспоминается этот ставший классическим образ жандарма с весьма «говорящей» фамилией «Держиморда».

Очередным (и, как можно полагать, далеко не последним) примером подобного является история владивостокского бизнесмена Романа Гуркова. Как видно из более ранней нашей публикации «Всё по «зелёнке», Или «неудобный» Гурков», на протяжении целого ряда лет он обнаруживал явления по сути коррупционных схем по уводу из государственного бюджета средств подведомственных Министерству обороны РФ учреждений, «бил во все колокола» об участии в такой деятельности не только сомнительных дельцов, но и представителей близких к военному ведомству структур «под погонами», а не так давно (в дополнение к откровенно криминальному прессингу) попал в «оборот» по подозрению в совершении уголовного преступления и даже угодил в СИЗО.

К настоящему времени сложилась такая ситуация, что суд фактически благословил действия следствия, и на Романа Гуркова оказывает давление и «правоохранительная» система.

Подписанное 20 октября 2022 года постановление Первореченского районного суда города Владивостока о продлении срока содержания под стражей – почти до новогодних праздников – основано на ходатайстве следователя. Мотивировал он необходимость подобного действия тем, что, якобы, для окончания следствия необходимо выполнение ряда процессуальных и следственных действий. А подследственному Роману Гуркову вменяется в вину тяжкое преступление, следствие же намерено установить его причастность к другим преступлениям, которые были совершены на территории Владивостока, заодно и установить весь круг участников преступной деятельности. Наверное, то ли времени следствию не хватило, то ли явно неподъёмную задачу перед собой оно поставило.

Ну, а суд? Неужели страдает провалами памяти, раз судья «забыл» о требованиях постановлении Пленума Верховного суда РФ «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»? Ведь именно суду первой инстанции, когда ставится вопрос об избрании меры пресечения фигуранту уголовного дела в виде содержания под стражу, о продлении сроков содержания под стражей, надлежит провести проверку обоснованности подозрения в причастности лица к совершению преступления. Ссылаться формально лишь на то, что у органов предварительного следствия имеются некие «достаточные данные» о причастности лица к совершению преступления, – это, по меньшей мере, несерьёзно. А, по большому счёту, – даже незаконно. Ведь проверка обоснованности подозрения, она даже не проводилась. О том, что предъявленное обвинение является надуманным (на что указывала не раз сторона защиты), мысль, похоже, даже и не мелькнула у людей в чёрных мантиях. И потому не нашла отражения в постановлении суда.

Если кто-то и виноват, то кто?

Следствие по делу Романа Гуркова полагает, что некие лица (они до сих пор фигурируют как неустановленные) в период с июня по декабрь 2021 года получали деньги с предпринимателей под предлогом арендной платы за нежилые помещения на территории военного городка, находящегося в «Зелёном углу» Владивостока. Там, в этих помещениях (они находятся под оперативным управлением «Дальневосточного территориального управления имущественных отношений МО РФ» (ФГКУ «ДТУИО МО РФ»)), было размещено имущество бизнесменов.

В конце декабря 2021 года между ФГКУ «ДТУИО МО РФ» и ООО «Арканар» был заключён договор аренды хранилища в военном городке. А уже 01 февраля 2022 года Артём Яцко, который действовал будто бы в интересах этой коммерческой структуры и оказался на территории городка, как-то так установил, что некие лица (знать бы их имена!), не имеющие на то законных оснований, эти самые помещения сдали в субаренду. И данные неустановленные лица, когда Артём Яцко потребовал прекратить незаконную сдачу помещений в субаренду и получение арендной платы за них, совершили злодейство: потребовали от него отказаться от права аренды на нежилое здание.

Хочется уточнить, а какое отношение к этому всему имеет Роман Гурков? Никаких доказательств тому следствие не добыло и не отразило это в уголовном деле, каким же образом предполагалось осуществить переуступку или иначе передать право аренды. Вынося постановление о возбуждении уголовного дела по факту вымогательства, следователь обозначил лишь отказ от права аренды нежилых помещений. И всё!

Есть и вопрос к самому Артёму Яцко: отчего он проявил такое рвение? Ведь он не является ни собственником, ни владельцем имущества, которое якобы вымогали у него неизвестные. И у него не было полномочий на распоряжение правом аренды, поскольку он не являлся доверенным лицом ООО «Арканар».

Исходя из такой ситуации вполне очевидно, что вменяемый Роману Гуркову состав преступления напрочь отсутствует в его действиях. Ведь требований передать какое-либо имущество или имущественные права к потерпевшему не предъявлялись, да и потерпевший не является ни собственником, ни фактическим владельцем права аренды нежилых помещений. Но – тем не менее…

Думать и решать – это трудно…

Если бы суд подошёл к вопросу о продлении сроков содержания под стражей не формально, а обстоятельно (как того требует закон), то судье следовало бы – как минимум – изучить и осмыслить аргументацию стороны защиты. Необходимые документы адвокат представил. Но – куда там…

Насколько серьёзным (если про законность уже не говорить) может восприниматься и некое заявление «потерпевшего» об опасениях автора послания за свою и его близких жизни? Кто на самом деле писал это письмо, почему оно не зарегистрировано в полиции и ему не дан ход в соответствии с установленным порядком реагирования на обращения? Странно всё это. А обвиняемый, являющийся предпринимателем, сидит в СИЗО.

Не менее поразительно и то, что не привело следствие в ходатайстве о продлении срока содержания под стражей каких-либо аргументов по поводу того, что подследственный может скрыться от органов следствия, уничтожить доказательства или даже кому-то угрожать. Наверное, это – не просто волюнтаризм, а что-то из области уголовно наказуемых «должностных» деяний.

Складывается впечатление, что отсутствие обоснованного отказа в удовлетворении ходатайств защиты об избрании иных мер пресечения суд даже и не рассматривал. Не отреагировал и на ходатайство об изменении меры пресечения Роману Гуркову на залог (предложение суммы в 2 миллиона рублей суд не «прельстило», а сам суд даже не упомянул о таком варианте, как залог, в рассматриваемом постановлении).

Если в известной кинокомедии звучала фраза о «самом гуманном в мире» суде, то она вызовет лишь ухмылку при оценке действий Первореченского районного суда в «нашем» случае. Потому что – особенно при недоказанности вины подследственного – содержание Романа Гуркова под стражей уже повлияло пагубно на состояние здоровья, не только его собственного, но и здоровья несовершеннолетних детей. Или суду абсолютно данные факты безразличны?

О последствиях пребывания под следствием

Рассматриваемая ситуация однозначно воспринимается как дикая, даже фантасмагоричная. Но, увы, не оторванная от реальности настоящего времени. Явно не на пустом месте возникло у стороны защиты Романа Гуркова опасение о том, что удовлетворение необоснованного ходатайства следствия судом может повлечь весьма серьёзные последствия. А именно те, что органы следствия, при отсутствии достаточных и достоверных доказательств причастности обвиняемого к инкриминируемому деянию, попытаются добиться необходимых для себя показаний, используя нахождение обвиняемого под стражей в полной изоляции от общества. Если не «додавил» криминал путём обливания зелёнкой, поджога автомобиля, то в ход могут быть пущены «инструменты» закона?..

Исходя из этого, уместно задаться вопросом о том, насколько согласуются с требованиями законодательства такие «демарши» со стороны следственных органов и как их оценивает прокуратура Владивостока. Ведь туда по рассматриваемой ситуации тоже обращался защитник Романа Гуркова. Услышат ли в надзорном органе голос адвоката?

Из сказанного очевидно только одно: история эта будет иметь продолжение. Какое и когда – покажет время.


Оставить комментарий


Комментарии(0)