Дело о взыскании 392 млн ущерба за незаконные рубки: кто разберётся в дебрях «Примлеса»?

01.Июн.2022

История со взысканием денег за самовольные рубки в Тернейском районе всё больше превращается в «мыльную оперу» без начала и конца

 Ставшее уже легендарным арбитражное дело №А51-20060/2020, где Минлесхоз Приморья пытается взыскать с дальнереченского ЗАО «Лес Экспорт» 392 млн рублей в качестве компенсации за ущерб из-за незаконных рубок на арендуемом участке леса в Тернейском районе, уже и при новом составе суда начинает затягиваться.  На этот раз, к отложению на почти полтора месяца, причастны два фактора – несостоявшееся «третье лицо», коим является акционер ЗАО «Лес Экспорт» Евгений Верт обжаловал решение судьи Елены Чжен в Пятый апелляционный арбитражный суд (5 ААС), а потом и сама судья собралась идти в отпуск. Впрочем, даже в «отложенном» виде это дело представляет собой интерес.

Итак, напомним, что в мае 2020 года в Малокемском лесничестве Тернейского района возник лесной пожар, после тушения которого были обнаружены «порубочные остатки» – пни, ветки и стволы деревьев, что стало основанием для возбуждения уголовного дела. Выехавшие на место в мае-июне 2020 года сотрудники КГКУ «Приморское лесничество» (Примлес) насчитали ущерба на 392 млн рублей. Далее Минлесхоз Приморья обратился в арбитраж с иском о взыскании этого ущерба с ЗАО «Лес Экспорт», которое было арендатором участка. В свою очередь ЗАО заявило, что рубки совершены подрядчиком – ООО «Арда» из Дальнегорска. Так ООО «Арда» попало в ряды соответчиков по делу, а гендиректор «Арды» Алексей Семесько – в третьи лица. Больше года дело рассматривала судья АС ПК Елена Грызыхина, но дело так и не сдвинулось в «мёртвой         точки» – в нём до бесконечности появлялись новые «третьи лица», круг лиц и компаний, причастных к делу, постоянно расширялся. Потом судья Елена Грызыхина перешла на новую работу, а её сменила Елена Чжен, которая попыталась ускорить процесс рассмотрения дела. Но не тут-то было.

Сначала в процесс попытался войти акционер ЗАО «Лес Экспорт» Евгений Верт, который живёт за границей и является участником постоянных судебных процессов с другими акционерами ЗАО. Господин Верт посчитал, что такой ущерб может нарушить его имущественные права и попытался войти в дело. Другие стороны по делу восприняли появление представителя Евгения Верта в суде негативно и категорически высказались против того, что он был включён в состав «третьих лиц». Судья Чжен Верта не стала включать в дело. А он, естественно, это обжаловал в вышестоящей инстанции – в 5ААС. Которая и истребовала дело к себе. Поэтому на очередном заседании в АС ПК были все стороны по делу – вот только самого дела не было: оно осталось в апелляции и его не успели вернуть. Собственно, адвокаты других сторон сами себя наказали: от участия Евгения Верта в деле №А51-20060/2020 не изменилось бы ровным счётом ничего, а вот отказ от его участия привёл к затяжке процесса.

Судья Елена Чжен также поинтересовалась: явились ли в судебный процесс представители КГКУ «Примлес», которых она вызвала в прошлый раз. Выяснилось, что «Примлеса» нет и, возможно, и не будет. Хотя изначально лесничество в суд по вызову Елены Грызыхиной ходило. А потом исчезло. За «Примлес» попыталась вступиться представитель вышестоящей организации – Минлесхоза Приморья. Мол, зачем вам тут «Примлес», это подведомственная структура, она ничего сообщить не может, к тому же там всего один юрист, и тот работает месяц. И тот ещё и сломал ногу. К тому же, сам Минлесхоз Приморья ещё «подбивает» данные по административной ответственности ЗАО «Лес Экспорт» и ООО «Арда», чтобы заявить уточнённый ущерб. Адвокаты Алексея Семесько уже выразили своё негодование происходящим. Их мысль проста: в дело зачем-то затягивают физическое лицо (Семесько), а вот юрлицо, считавшее ущерб, – КГКУ «Примлес», там почему-то присутствовать не должно. Хотя главный вопрос: кто, когда и как считал и почему насчитал столь фантастические суммы ущерба? Кто теперь должен разобраться в этих «дебрях» «Примлеса», если за последние два года там сменилось три руководителя?

А ведь на уточнении ущерба давно настаивает и ЗАО «Лес Экспорт», и ООО «Арда». По мнению обеих компаний, ущерб является завышенным. ЗАО «Лес Экспорт» уже приготовило контррасчёт, доказывающий, что платить нужно не 392 млн рублей, а гораздо меньшую сумму – но на контррасчёт в суде не хватает времени.  Вот и получается (и претензия тут вовсе не к судье Елене Чжен), что с самого начала это «громкое» дело о взыскании является «сырым», медленным и крайне противоречивым. А, может, это так кому-то и нужно?

 

 


Оставить комментарий


Комментарии(0)