Сюрреализм в таможенном оформлении: чудеса арбитражного дела №А51-8954/2021продолжаются

18.Июл.2022

Дело о доначисленных 18 млн рублей за сомнительную партию кожаных изделий в потенциале может вылиться в новые уголовные дела

 Компании-«мертвецы», «тайные» уголовные дела и «неправильные» «третьи лица»

Наше издание в материалах «Китай – Приморье – Северная Осетия: «обувной транзит» с «криминальным продолжением» и «Дело №А51-8954/2021 набирает обороты, Или невероятные «таможенные приключения» продолжаются» уже рассказывало о крайне интересном деле №, А51-8954/2021, которое рассматривается в Арбитражном суде Приморского края (АС ПК). Если вкратце, то ООО «ТФЛ» – компания, с «китайскими корнями», учреждённая во Владивостоке, оспаривает действия Северо-Осетинской таможни (а заодно и Владивостокской таможни, и Дальневосточной оперативной таможни) по доначислению целому ряду владивостокских ООО – «Чейн», «Импорт Групп», «ТФЛ» и «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент» дополнительных таможенных платежей в порядке солидарной ответственности в размере 18 млн рублей. Что примечательно – ООО «Чейн» уже не существует в природе:  ещё в 2020 году оно было ликвидировано решением учредителя. ООО «ТФЛ», в свою очередь, очень активно занималось таможенным оформлением, в том числе – тех самых ООО «Чейн», ООО «Импорт Групп» и «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент».  Теперь ООО «ТФЛ» пытается доказать: действия таможни по доначислению незаконны.

Рассмотрение дела 13 июля 2022 года началось сразу с нескольких примечательных событий. Во-первых, в суд (к радости представителя Северо-Осетинской таможни Владимира Гатеева) лично явился директор ООО «Трайтон» Алексей Завертан. В предыдущих заседаниях Владимир Гатеев не раз поднимал вопрос о том, что господин Завертан лично должен дать показания по всей этой крайне запутанной ситуации в суде. Во-вторых, в суд «третьим лицом» попыталась заявиться супруга господина Завертана – Надежда Завертан, которая посчитала, что, в случае солидарного взыскания 18 млн рублей  с нескольких компаний, включая компанию «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент», которая принадлежит её супругу, будут затронуты и её интересы.

Однако, суд, выслушав мнение сторон, тут же госпоже Завертан отказал, мотивируя это тем, что «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент» не является ни истцом, ни ответчиком, и его интересы никак не затронуты. Вопрос из зала: как так не затронуты, если компания имеет реальную возможность по итогам судебных заседаний выплатить от 5 до 18 млн рублей? Но у суда своя логика – «третьим лицом» Надежду Завертан не сделали, что просто удивительно, если учесть, что в деле фигурирует компания-«мертвец» – ООО «Чейн», которой не существует уже около двух лет. Возникает вопрос: если «Чейна» нет,  то его нужно либо исключить совсем из списка третьих лиц, либо привлекать учредителя в порядке субсидиарной ответственности, но ни первого, ни второго не происходит. И «мёртвая» компания чувствует себя полноценным участником судебного процесса.  Но дальше было ещё интереснее. Свои пояснения по делу стал давать Алексей Завертан, учредитель и директор ООО «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент ». Свои вопросы ему начал задавать Владимир Гатеев. И вот тут начались подлинные откровения.

Ситуация в том, что в первооснове судебного дела №А51-8954/2021 лежат два договора – №55/07/19 от 31 июля 2019 г. и №58/08/19 от 09 августа 2019 г. Причём договор №58/08/19 является трёхсторонним, подписанным между ООО «ТФЛ», ООО «Чейн» и ООО «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент». Но Алексей Завертан уверенно заявил в судебном заседании, что про договор №55 он вообще ничего не знает, а договор №58 был подписан «задним числом» год назад. Потому что, собственно, с ООО «ТФЛ» он, как директор, познакомился год назад.

Тут уже этой ситуацией заинтересовалась судья Фокина, которая несколько раз спросила Алексея Завертана – а с какой целью, если не было никаких договоров в 2019 году, было подписывать его в 2021 году? Алексей Завертан принялся объяснять, что в 2021 году, когда возникла ситуация с доначислением 18 млн рублей, якобы была организована встреча представителей ООО «ТФЛ», его самого (Завертана) и его  юриста. «Результата беседы не было» – отметил Алексей Завертан. Но потом добавил, что договор №58 был подписан, «чтобы доказать, что мы не брокеры!». Также директор ООО «Трайтон» сообщил, что «этот договор не существовал ни в 2019, ни в 2020 году, его не может быть Северо-Осетинской таможне».  Высказанные  Алексеем Завертаном сообщения удивили всех – действительно, непонятно, с какой целью подписывать, к примеру, договор с ООО «Чейн» (и с кем там его было подписывать?), если фактически «Чейна» уже не существовало?

Но, пожалуй, самым неприятным для Алексея Завертана должно было стать сообщение Владимира Гатеева, который сообщил, что в производстве таможни на Северном Кавказе имеется уголовное дело №12104008131000003, возбуждённое в отношении ООО «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент» по ч. 2 ст. 194 УК РФ (Уклонение от уплаты таможенных платежей). Директор «Трайтона» как-то достаточно вяло отреагировал на это сообщение – и, как можно предположить, совершенно зря. Дело в том, что часть 2 ст. 194 УК РФ, с вероятностью 95%, – «посадочная». То есть, скорее всего, в случае установления виновных лиц ( а речь идёт именно о «Трайтоне», а не о «ТФЛ» или «Чейне») реальный срок может получить именно «руководящее звено» «Трайтона». Возможно, в ходе следствия выяснится, что «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент» тут не причём и дело прекратят. А возможно – нет.

В свою очередь представитель ООО «ТФЛ» Роман Гевель, отвечая на вопрос судьи о том, был ли подписан пресловутый «58-й» договор «задним числом», опроверг информацию Алексея Завертана, сообщив: «Какая дата стоит – тогда он и был подписан!». Немного позже Роман Гевель, правда, заявил суду, что «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент», по факту, «не участвовал в правооотношениях», имея в виду факт подачи деклараций. «Трайтон» их не подавал. Тем не менее, что сказано – то сказано. Теперь, после того, как в суде была озвучена информация, что договор №58 подписан «задним числом», может случиться ещё одна неприятность – например, это историей могут заинтересоваться следователи «транспортного» Следкома (Восточного МСУТ – Прим. Авт.) в рамках доследственной проверки. Такого рода «откровения» редко проходят бесследно.

И вот тут в нашем повествовании нужно сделать небольшую паузу. Честно говоря, после информации про то, что договор был подписан не в 2019, а в 2021 году, возник закономерный вопрос – а не пора ли суду направить этот договор на экспертизу с целью установления давности изготовленного документа? Ведь если экспертиза покажет, что он реально был подписан в 2021 году, следовательно, ООО «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент» действительно в этой истории совсем не при делах. Но экспертиза не была назначена. Не потребовали её сами стороны. Ну и суд не стал назначать. Просто не каждый день услышишь такое в суде. Но даже самое ТАКОЕ-РАСТАКОЕ не становится предметом для экспертизы. Что несколько странно…

«Техническая ошибка» – не повод отменять решение таможни

В ходе судебного разбирательства по делу № №А51-8954/2021 13 июля 2022 года «вспыли» и ещё несколько интересных деталей.  Так, например, сама судья Фокина, разбираясь в материалах, спросила у Романа Гевеля – а как получилось, что одна из деклараций подана раньше, чем подписан договор?

Возник и ещё один вопрос – во всех 19 спорных декларациях 2019 года, к которым имеются претензии таможни, ООО «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент»  поименован, как «декларант» в соответствующей графе документов. Да вот беда – декларантом он не являлся. На это представитель ООО «ТФЛ» ответил, что такая путаница – результат «человеческого фактора», то есть, банальные «технические ошибки». Но с этой позицией не согласился Владимир Гатеев, который заметил, что 19 технических ошибок быть не может.

Вообще нужно заметить, что представитель ООО «ТФЛ», выступая на этом судебном заседании, продемонстрировал высший пилотаж судебной риторики, переводя вопросы таможенной конкретики в какие-то общефилософские рассуждения. Говоря о «человеческом факторе», он затронул вопрос некачественной работы множества людей, заметив, что «80 лет строили коммунизм и не построили» и что «если бы все выполняли свою работу так, как надо, мы бы уже давно жили в Утопии!» Тем не менее, такие ответы, хотя и являются показателем обширной эрудиции представителя ООО «ТФЛ»,  не дают полного понимания того, как же так получилось, что из-за спорных документов и сомнительных грузов, к которым «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент», судя по всему, не имеет никакого отношения, именно это компания, скорее всего, и окажется основным плательщиком 18 млн рублей.

Важный момент: судебный процесс, судя по всему, приблизился к финалу. Потому что судья Фокина уже в самом конце заседания отметила: «Неправильное заполнение – поэтому отменяйте решения таможни?» Это своего рода знак, что аргументы сторон ей понятны, нового ничего уже не будет, а значит, – скоро стоит ожидать вынесение решения. Тем более, что следующее судебное заседание уже близко – 20 июля. Мы уверены, это уже выход на «финишную прямую».  Хотя вопросов в этом деле всё равно ещё много. Правда, не все эти «таможенные загадки» должен «разгадывать» арбитражный суд.

Нужно отметить ещё один краеугольный камень судебного заседания 13 июля 2022 года. Роман Гевель в течение судебного заседания несколько раз отметил следующее: «Стояла цель – уничтожить компанию, и компания уничтожена!»  То есть, сегодня уже речь идёт о том, что фактически ООО «ТФЛ» сворачивает свою работу и, вполне возможно, скоро с неё нечего будет  взыскивать. Догадайтесь с трёх раз – кому, вероятнее всего, придётся платить за свои и чужие «грехи» 2019 года?

Кстати, в судебном процесс Алексей Завертан дал повод ещё для очередной проверки, заявив Владимиру Гатееву, что ООО «Трайтон Технолоджис Энд Инвестмент»  в 2019-2020 гг. не присылало никаких объяснений в Северо-Осетинскую таможню. Но Гатеев ссылается на документы с подписью и печатью «Трайтона». Алексей Завертан утвеждает, что эти документы имеют поддельный характер. Но тут вопрос: если запросы поступали в офис «Трайтона», а потом ответы оттуда поступали в Северо-Осетинскую таможню – кто и когда мог их подделать? А главное – зачем? Тут, наверное, вопросы нужно задавать тем, кто в 2019-2020 гг. работал в офисе у господина Завертана. Потому что не получив запрос – нельзя подготовить ответ. Пусть даже и поддельный.

Всё происходящее в деле №А51-8954/2021 начинает носить несколько сюрреалистический характер. Множество «технических ошибок», подписанные «задним числом» договоры, директор, который почему-то не знает (или не хочет знать?), что в отношении его компании расследуется уголовное дело. Но самое главное: нарушения, допущенные в Приморье, выявила только Северо-Осетинская таможня.  Многие документы дела № №А51-8954/2021 должны получить, по мнению редакции, строгую уголовно-процессуальную оценку. Потому что в истории с доначислением 18 млн рублей не просто большое число «белых пятен». Здесь вообще один сумрак и туман, который пытается рассеять только далёкая от приморской столицы Северо-Осетинская таможня. Стоит ли удивляться, что каждое новое судебное заседание даёт пищу для новых и новых вопросов к таможенному оформлению грузов в Приморье?

 

 


Оставить комментарий


Комментарии(0)