«Договорняк» семьи Лазаревых на деньги гособоронзаказа: получится ли человеку и заводу «замириться» во Фрунзенском районном суде?

19.Окт.2022

Сомнительное мировое соглашение пытаются со второй попытки «реинкарнироваться» в судебной инстанции

Как могут быть связаны между собой экс-депутат Заксобрания Приморья, экс-жена этого экс-депутата, сорванный во Владивостоке заказ Министерства обороны РФ на изготовление танкеров и возможное банкротство крупного судостроительного завода во Владивостоке? Самым прямым образом. Во Фрунзенском районном суде Владивостока уже во второй раз слушаются два интересных гражданских дела, в которых переплетены все вышеуказанные участники. Об этом пишет Приморье 24.

Обоюдные долги приравняли к нулю?

Два дела: №2-3271/2022 и № 2-3165/2022. Фрунзенский районный суд Владивостока, гражданская коллегия, улица Пограничная, дом 6. В  обоих в качестве истца выступает АО «Восточная верфь» – крупнейшее на Дальнем Востоке судостроительное предприятие, а в качестве ответчика – Ирина Петровна Лазарева, экс-супруга экс-ректора ВГУЭС Геннадия Лазарева. Оба дела – непростые. В одном случае завод требует взыскать с Ирины Петровны (которая, по совместительству, длительное время (до 2021 года) являлась акционером завода «Восточная верфь») 12 млн рублей, в другом случае – этот же завод требует взыскать с этой же Ирины Петровны 35 млн рублей. Совокупно, как можно понять из исковых требований, бывший акционер Лазарева заводу 47 млн рублей. Эти дела рассматриваются повторно: в прошлый раз, когда эти дела были рассмотрены судьями Богут и Бакшиной, стороны пришли к мировому соглашению. В одном случае (12 млн рублей) Ирина Петровна выставила встречные требования заводу о том, что она в рекламных целях предоставляла имеющийся у неё катамаран «Улисс». И тоже на 12 миллионов. Двенадцать на двенадцать равно нулю – никто никому не должен, мировое соглашение в суде, пожали ручки и разошлись. В другом случае завод потребовал вернуть 35 миллионов, потраченных на ремонт катамарана «Улисс» (дорогой какой, оказывается, у Ирины Петровны катамаран). Но и тут Ирина Лазарева выдвинула встречные требования: оказывается, завод «Восточная верфь» без её согласия произвёл реконструкцию надстройки кают-кампании. Ущерб от этого Ирина Петровна оценила… ну, конечно – в 35 миллионов рублей. В итоге – опять никто никому не должен, пожали ручки, подписали мировое соглашение.

Что примечательно: в обоих случаях судьи, подписывая мировое соглашение, не увидели никаких нарушений – ни нарушений прав третьих лиц, ни нарушений прав каких-либо кредиторов, ни чего-либо подозрительного ещё. А зря. В итоге один из акционеров предприятия, не согласный с тем, что завод фактически «списал» 47 млн рублей со своих счетов в пользу экс-супруги основного акционера «Восточной верфи» – Геннадия Лазарева, обратился в апелляционной жалобой сначала в Приморский краевой суд, а затем и в Девятый кассационный суд общей юрисдикции (9 КСОЮ). Кассационный суд согласился с недовольным акционером и решения Фрунзенского районного суда о мировых соглашениях отменил, направив на новое рассмотрение. Среди прочих причин, почему решения были отменены 9 КСОЮ, – отсутствие одобрения сделки Советом директоров завода. И теперь судебная карусель закрутилась во второй раз.

Заводу – «вычитание», некоторым акционерам – «умножение»?

Уже дважды (в апреле и в сентябре 2022 г.) завод «Восточная верфь» озвучивал намерение обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве. А 13 октября 2022 года это решение материализовалось – в Арбитражный суд Приморского края было самим заводом было подано заявление о несостоятельности (банкротстве), делу уже присвоен номер – №А51-17605/2022, рассматривать его будет судья Елена Холохоренко. Завод, в 2000-х получавший заказы от Минобороны России и ФСБ России на миллиарды, а то и на десятки миллиардов рублей, в итоге к 2021-2022 году оказался финансово несостоятельным. Возможно, вопрос здесь в том, что Геннадий Лазарев, как «светило науки», просто неправильно расставляет управленческие кадры на заводе. Ведь сегодня, к примеру, заводом управляет знатный свиновод Олег Зубахин – ранее возглавлявший в селе Прохоры Спасского района «торное» предприятие «Мерси Трейд». Выращивать свиней и строить корабли (особенное, военные) – бизнес, всё-таки, немного разный. Но и до Олега Викторовича на заводе появлялись управленцы, которые не всегда представляли себе специфику оборонного предприятия. Так, например, заместителем председателя совета директоров АО «Восточная верфь» является Валерий Василенко – бывший прокурор Приморского края, Заслуженный юрист РФ. Человек грамотный, но не в «корабельной» отрасли.  Можно также вспомнить и других управленцев АО «Восточная верфь» – Александра Лысенко, Олега Сиденко, Сергея Баканёва и Василия Молодцова. Кстати, три месяца – с сентября по декабрь 2021 года Геннадий Лазарев лично руководил «Восточной верфью» в качестве директора. А за последних два года Олег Зубахин – уже пятый директор «Восточной верфи». Кадровая стабильность – это уже, наверное, не про эту верфь. А ведь до 2015 года у завода был постоянный руководитель, который буквально возродил его в начале 2000-х из руин и вывел на хорошие плановые показатели. Но потом экс-депутат и экс-ректор (по совместительству – человек, имеющий самый большой консолидированный пакет акций) начал «тасовать» управленческую «колоду», меняя одного за одним, директоров. Итог этой «чехарды» – завод уже вплотную подошёл к банкротству.

И теперь на фоне этого вдруг появляются странные мировые соглашения во Фрунзенском районном суде Владивостока, где экс-супруга Геннадия Лазарева, с которой пытаются взыскать 47 млн рублей на счета завода, вдруг оказывает никому не должной при весьма странных обстоятельствах.

Вернёмся к искам. Вот, например, завод подал иск на 35 млн рублей, указывая, что для нужд Ирины Петровны провёл модернизацию катамарана «Улисс». Просит возместить затраты. А Ирина Петровна тут же подаёт встречный иск, где указывает, что сотрудники «Восточной верфи» сделали реконструкцию катамарана «Улисс» – переделали надстройку кают-кампании, самовольно, а главное – незаметно для владелицы. Вы верите в это?  Но самое главное – работу по приведению крыши кают-кампании в первоначальный вид Ирина Петровна тоже оценивает в 35 млн рублей! Бывает же такое совпадение! Никаких расчётов не представлено. Но ведь сам же завод эти требования признал!

Второе дело – «из той же оперы». Завод подаёт иск, в котором просит взыскать 11 млн 600 тысяч рублей за замену главных машин на катамаране «Улисс». А Ирина Петровна тут же заявляет встречные требования, что оказывала услуги (не сама лично, а предоставляя катамаран для «рекламных» и «представительских» целей) заводу на 12 млн рублей. Как и в первом случае, расчётов нет. Но и тут завод соглашается: оказывала. И «мирится», теряя 12 млн рублей.

И это при том, что собственных средств у АО «Восточная верфь» сегодня нет. Всё, что было у завода – это деньги гособоронзаказа, выделенные на постройку двух танкеров ледового класса. Деньги выделялись с 2014 по 2020 гг., срок сдачи судов неоднократно переносился, сумма затрат государства – более 11 млрд рублей, танкера так  и не сданы, Министерство обороны РФ контракт с «Восточной верфью» разорвало. Получается, что вся эта «роскошь» в виде мировых соглашений – из денег гособоронзаказа? И как же тогда получается судьи Богут и Бакшина «не увидели», что такого рода «примирения» самым прямым способом затрагивают интересы третьих лиц? Акционеры какие-то, которые не «лазаревские», работники завода, государственный бюджет – чего этим голову забивать?

Наверное, точно такого же мнения придерживается и следователь Фомина из Следственного управления СК РФ по Приморскому краю, у которой уже больше года лежат заявления и иные материалы, в которых прямо говорится – катамаран ремонтировался за счёт средств завода, а у завода своих денег нет. Все деньги, которые имеются на счетах «Восточной верфи», получены от гособоронзаказа. Но пока во все         й этой «арифметике», где из бюджета завода производят «вычитание», зато с активами некоторых акционеров происходит «умножение», никто не увидел криминала. Интересно, почему?

Уже после того, как мировые соглашения по «Восточной верфи» потерпели полное фиаско в кассационной инстанции, «генеральному акционеру» в лице Геннадия Лазарева пришлось делать «работу над ошибками». То есть, проводить Совет директоров, на котором потребовалось одобрить «сделки с заинтересованностью» – возможность заключения мировых соглашений по тем же основаниям. Ведь Ирина Петровна, как ни крути, – родная мать Иннокентия Лазарева, который, в свою очередь, – сын Геннадия Лазарева. И все трое до 2021 года были крупными акционерами предприятия. И 15 июля 2022 года Совет директоров эти сделки одобрил. Видимо, надеясь на то, что со второй попытки получится «замириться» по 47 млн рублей, которые не удалось «заровнять» в первый раз. Правда, на этот раз история с «мировыми» на 47 млн рублей стала публичной: на заседания приходят представители СМИ, соцсети и порталы рассказывают об этой «неравной» и едва ли «симметричной» арифметике «взаимозачёта».

«Наколка» для налоговой

А вот ещё два момента, которые упустили из вида два участника «мирового соглашения» – руководство АО «Восточная верфь» и Ирина Лазарева. Ведь, если Ирина Лазарева действительно получила услуг на 47 млн рублей, то неважно, есть мировое соглашение или нет его – она получила доход на эту сумму и должна оплатить 13% налогов с этой суммы. Завод же, получается, наоборот – скрыл такую сумму от налогов: ведь, если бы он фактически получил бы 47 млн рублей на руки – с них бы тоже пришлось платить налоги. Вопрос – означает ли мировое соглашение уход от каких-либо расчётов, в том числе – с государством?

Есть тут и вопрос к Валерию Василенко, как к бывшему региональному прокурору: неужели он не видит, будучи заместителем председателя Совета директоров АО «Восточная верфь», что вся эта «схема» с мировыми соглашениями, говоря народным языком, «шита белыми нитками»? Завод ведь действительно проигрывает от этих сделок. Да ещё и не свои деньги теряет, а государственные, за которые может быть особый спрос. Да ещё и в период проведения СВО на Украине! Весь этот «договорняк», когда с едва «живого» предприятия «оборонки» вырывают хоть «шерсти клок» в виде 47 млн рублей, может рано или поздно перерасти в полноценное расследование, и тогда «мировое соглашение» может перерасти в приговор…


Оставить комментарий


Комментарии(0)